Враждебное отношение и несправедливые претензии к ребенку

Враждебное отношение и несправедливые претензии к ребенку

АннотацияВ статье конкретно раскрывается роль несправедливого отношения к детям как фактора невротизации личности.

АннотацияСтатья посвящена роли несправедливого отношения к детям как фактора невротизации личности.

Ссылки на статью. Авдеев П. С. Несправедливое отношение к детям как фактор индивидуального нейротизма // Психология, социология и педагогика. 2014. No. 9 [электронный ресурс]. URL: https://psychology. snauka. ru/2014/09/3565 (дата обращения: 24.01.2022).

В данной статье рассматривается конкретный аспект влияния среды на развитие личности, особенно в связи с несправедливостью в отношениях ребенка и процессом его невротизации.

Автор заранее приносит извинения за использование терминологии из различных отраслей психологии и психотерапии. Это связано с удобством применения этих терминов к конкретной описываемой ситуации, а не с принадлежностью к тому или иному направлению.

В данной работе будут использованы как психоаналитический, так и когнитивно-поведенческий подходы.

Давно замечено, что дети подражают поведению своих родителей (или интроецируют их образы). Из этого часто делают вывод, что родительские неврозы и внутренние конфликты передаются детям. Однако стоит учитывать не только усвоение ребенком родительских установок, убеждений и т. д., но и процесс построения собственных внутренних категорий на основе взаимодействия с родителем.

Очевидно, что можно выделить два способа влияния социальной среды на развитие личности: благоприятный и неблагоприятный. Благоприятный результат обусловлен правильным взаимодействием с человеком, а неблагоприятный – неправильным (в этом случае понятие “взаимодействие” переносит нас на уровень поведения). Однако мы редко можем выявить, что не устраивает субъекта, просто проанализировав поведенческие взаимодействия между людьми; часто нам необходимо выявить, что стоит за данным поведением, чтобы избавиться от проблемы. Это означает, что мы должны сосредоточиться не только на поведенческих взаимодействиях индивидов с окружающей средой, но и на причинах такого поведения и объяснениях его последствий сторонами взаимодействия.

Теперь, для целей данной статьи, мы должны отказаться от изучения правильных или неправильных процессов обучения, так же как и от изучения механизмов, с помощью которых дети или взрослые принимают отношение других людей. Мы переходим к внутренним аспектам некорректных взаимодействий и их скрытым механизмам.

Правда в том, что любое взаимодействие, как и любое действие, имеет скрытую цель или мотивацию, как сознательную, так и бессознательную. То есть, вступая во взаимодействие, человек всегда имеет какое-то намерение. Результат этого взаимодействия может быть выполнен или не выполнен.

Каждый раз, когда ребенок общается со своими родителями, он также имеет какое-то намерение. Это намерение совпадает с сознательным намерением ребенка и соответствует его представлению о результате взаимодействия. Грубо говоря, постановка цели и образ результата взаимодействия основаны на общих убеждениях и представлениях ребенка, и он ведет себя определенным образом, ожидая соответствующего результата. Например, когда ребенок решает показать родителям картинку, у него есть убеждение, что “труд и усилия должны быть похвальными и вознагражденными”, и если его поощрять, общение будет проходить успешно. Если ребенок совершает какую-то шалость и считает, что за эту шалость нужно наказывать, родители тоже будут его наказывать. В обоих случаях поведение подкрепляется соответствующим образом, восприятие ребенка подтверждается, и ребенок выполняет свои намерения (завершает гештальт).

Важно ответить, что происходит в другой ситуации, когда восприятие ребенка не подтверждается. Представим ситуацию, когда ребенок хочет показать свою фотографию родителям, но родители просят его не вмешиваться или кричат на него, пока он занимается своими делами. Существует несоответствие между ожидаемым и полученным результатом (это механизм обиды). Это означает, что ребенок проявил намерение и вместо ожидаемого положительного подкрепления получил отрицательное подкрепление. Это первый важный момент в формировании (поведенческой) проблемы. Как уже говорилось, такая ситуация приводит к обиде, второму компоненту (эмоции), не говоря уже о других возникающих негативных эмоциях (разочарование, грусть и т. д.). Наконец, реакция родителя не соответствует образу заявленного исхода, заставляя ребенка изменить свои внутренние мысли (согласно теории когнитивного диссонанса), чтобы привести их в соответствие с реальной ситуацией.

Из вышесказанного ясно, что ребенок застрял в состоянии фрустрации и что он или она решает эту проблему каким-то образом, изменяя свое поведение и мысли. То, как именно он или она решает эту проблему, считается ключевым моментом в развитии его/ее личности.

Эта ситуация представляет собой некий конфликт, то есть конфликт между внутренними побуждениями и внешними обстоятельствами, который будет разрешаться по-разному.

Первое решение – это уход. Ребенок испытал негативные эмоции после своего поступка и поэтому решает не повторять его. Но одно дело, когда он просто перестает показывать свою фотографию родителям, и совсем другое, когда ситуация переходит на более высокий уровень, когда он просто отказывается от любой инициативы и проявляет свое желание. В этом варианте ребенок не понимает реакции родителя.

Второе решение – вкладывать все больше и больше энергии в получение соответствующего результата. В этом случае происходит обратное, развивается излишняя инициатива. В результате того, что ребенок не получает должного результата, он считает, что делает что-то не так и должен работать лучше. В результате он/она попадает в петлю обратной связи, в которой он/она все больше и больше увеличивает уровень усилий, которые он/она прилагает к неудачным попыткам. В результате в личности появляются такие качества, как чрезмерная ответственность и мазохизм.

Третье решение – агрессия по отношению к другой стороне. Ребенок обижается на родителей за несправедливое отношение к нему. Он считает их поведение бессмысленным. В результате он испытывает отвращение к тому, что делают его родители, и проявляет агрессию по отношению к ним. В результате он стремится быть полной противоположностью своих родителей, что сказывается на его дальнейшем развитии.

Эти три варианта могут работать одновременно и на разных уровнях сознания. Сознательно человек может избежать любой возможной проблемы, но если она возникнет, он должен взять на себя крайнюю ответственность за нее, при этом бессознательно отрицая человека, который инициировал ситуацию.

Несправедливое обращение является одной из причин развития замкнутой личности.

Мы частично разобрали механизмы, запускающие процесс невротизации, когда ребенок неудовлетворительно реагирует на свое поведение. Теперь мы обратимся к ситуациям, в которых дети предпочитают избегать конфликтов. Родитель демонстрирует негативную реакцию на инициативу ребенка. Он не понимает, почему так происходит, и решает отказаться от дальнейших попыток как-то себя преподнести, потому что смирился с убеждением, что, несмотря на все его усилия и таланты, ни одно из его действий не будет оценено по достоинству. Здесь также присутствует агрессивный эмоциональный фон, поскольку ребенок расстроен тем, что родители обращаются с ним несправедливо. Осталось выяснить возможные последствия этой ситуации.

Здесь мы представим основные элементы нашего повествования. Дело в том, что человек не только интроецирует установки родителей в себя, но и интернализирует образ внешней среды, особенно родителей. Поскольку на начальных этапах семья является единственным убежищем для установления межличностных отношений, он берет из нее ориентир для будущих отношений, то есть, вырастая, он просто начинает брать обобщенный образ своего социального окружения из детства и проецировать его на новые отношения с людьми. Обобщение, в данном случае, означает, что он проецирует не образ одного из своих родителей (как часто говорят во фрейдистском психоанализе), а скорее основные характеристики отношений с ними. Если в детстве человек пришел к выводу, что его желания никого не интересуют и он всегда будет отвергнут родителями, то по мере взросления он начинает испытывать такие же чувства по отношению к другим людям. Очевидно, что он может даже не осознавать свои собственные убеждения. Вместо этого его поведение будет характеризоваться неуверенностью, сомнениями и замкнутостью.

Причина этого кроется в следующем механизме. Даже если человек отказывается проявлять инициативу, он всегда намерен действовать определенным образом. Это часто приводит к попыткам подавить эти намерения, в результате чего возникают различные защитные механизмы. Более того, в этом случае в мозге человека начинают преобладать тормозные процессы (потому что человек должен остановиться и не совершать действие немедленно, чтобы избежать наказания позже, по причинам, которые не ясны даже родителям). В результате формируется интровертная личность. Ребенок должен преобразовать свою внешнюю активность во внутреннюю, что приводит к замене мыслей и идей на реальные действия. Такое неприятие внешней активности приводит к психосоматическим проблемам, поскольку трудно заменить умственную работу реальным физическим самовыражением.

Возможно, именно по этой причине принято считать, что интроверты более интеллектуальны, чем экстраверты, поскольку они обдумывают свои действия, прежде чем их совершить, в то время как экстраверты не ставят препятствий на пути любого действия, поскольку привыкли к мысли, что если не всегда вознаграждаются, то, по крайней мере, окружающая среда справедливо реагирует на их действия. В последнем случае у человека есть стандарт, по которому он может оценивать свои действия. Однако для людей с проблемами не существует критериев для оценки. Интровертированный человек должен сам создавать для себя критерии, а не полагаться на внешний мир, который в любом случае не оценивает его.

Как уже было сказано, агрессивность среды не может быть определена объективно. Степень агрессивности среды оценивается в соответствии с внутренними критериями субъекта, наиболее важным из которых является справедливость. Справедливость должна соответствовать внутренним ожиданиям субъекта относительно реакции другого человека (конечно, при длительном воздействии агрессивной среды ожидания должны адаптироваться к ней, и тогда этот критерий становится менее важным). Однако ожидания субъекта основаны не только на его прошлых убеждениях. Обычно они также учитывают ситуационные переменные (например, люди могут по-разному оценивать одно и то же ваше поведение в разном настроении). Сознание детей еще недостаточно развито, чтобы учесть все переменные ситуации. Поскольку дети эгоцентричны, они приписывают себе причины любого поведения других людей (например, если мать кричит на своего ребенка просто потому, что у нее плохое настроение, ребенок будет рассматривать это как способ негативного подкрепления своего собственного поведения, не говоря уже о ситуации, когда поведение матери вызвано более глубокой причиной). Таким образом, как мы знаем, у ребенка развивается чувство вины. Но это лишь один из аспектов проблемы.

Последствия несправедливого обращения.

По мере взросления ребенок в принципе может понять объективную природу своих действий (хорошо или плохо он поступил), но субъективная природа его суждений остается неясной. Исходя из его представлений, то, что он делает, должно быть вознаграждено, но вместо этого он наказан. Как оказалось, он создал образ результата, который не соответствовал реальной ситуации (гештальт не завершился). Кроме того, имело место несправедливое подкрепление его позитивного поведения, что привело к возникновению чувства агрессии и обиды. Наконец, существует когнитивный диссонанс, который заставляет ребенка перестраивать свои внутренние представления о том, “что такое хорошо” и “что такое плохо”. Каждый из этих компонентов может привести к различным негативным последствиям.

Во-первых, внутренние категории отрицательного подкрепления и необходимость перестраивать себя приводят к плохому воспитанию, так как ребенок будет получать несправедливое отрицательное подкрепление за хорошие поступки и может получать отрицательное, но справедливое подкрепление за плохие поступки, не говоря уже о положительном подкреплении, которое может получить негативное поведение, то есть внимание к нему, которого он не может добиться, делая хорошие вещи.

Второй аспект, в виде обиды и чувства вины, затронул эмоциональную часть личности ребенка. Здесь могут быть использованы различные психоаналитические объяснения. В частности, агрессия может трансформироваться в самоагрессию из-за невозможности принять амбивалентное отношение к объекту любви (родителю). Или, наоборот, любовь и ненависть к родителям начинают жить вместе, что, безусловно, меняет отношения с ними и с будущим сексуальным партнером (поскольку амбивалентность в отношениях с партнером, как известно, является характерной чертой шизофрении).

Чувство вины позже перерастает в чувство низкой самооценки и чрезмерной ответственности. Как и в первом случае, появляются черты самоагрессии и мазохизма.

Понятно, что последствия в обоих случаях не всегда трагичны. Они зависят, прежде всего, от степени и частоты внешних воздействий, а также от внутренней структуры человека и его предрасположенностей.

Наконец, третий компонент – это неспособность завершить ситуацию или гестацию. Неспособность удовлетворить свои потребности означает застой энергии в теле субъекта (сейчас не так важно, в каком понятии мы говорим об энергии). Ребенок хочет сделать что-то хорошее для своих родителей, а вся его инициатива пресекается. В сочетании с отрицательным подкреплением результатом становится то, что ребенок вообще отказывается проявлять какую-либо инициативу. Тем временем желание остается, или трансформируется, но не реализуется. Поскольку физическое проявление намерения не находит выхода, организм разрешает ситуацию через невротические проявления, чаще всего психосоматические. Страх сделать что-то, даже если сам импульс к действию создает в человеке напряжение, которое проявляется физически (в виде физических зажимов, гипертонии, гиперлипидемии). И все это развивается дальше: субъект желает все больше и больше, но делает все меньше и меньше, потому что боится негативных последствий действий, отказ действовать усиливает его поведение (потому что он остается в своей зоне комфорта и отказывается от рискованных попыток), что приводит к тому же чувству неполноценности, расхождению между мыслью и действием, различию между “реальным Я” и “идеальным Я” (если взять гуманистическую психотерапию). перспектива).

Очевидно, что такая ситуация может привести ко многим последствиям (хотя, возможно, и нет, если ребенок правильно оценивает ситуацию), но важно то, что в основе ситуации лежит несправедливость отношения ребенка.

Мы уже говорили, что человек не только идентифицирует себя со своими родителями, но и интроецирует их образ. Это означает, что он не только приписывает себе их установки и убеждения (которые, кстати, не являются здоровыми, поскольку несправедливые установки не только влияют на ребенка, но и указывают на нездоровый способ взаимодействия родителей, который имеет свои причины), но и переносит их в свой собственный внутренний мир, выступая в качестве определенных барьеров, мешающих ему выразить себя.

По мере взросления ребенок начинает оценивать любое другое отношение в соответствии с преобладающим образом социального окружения. Это означает, что к тому времени, когда он впервые идет в школу, у него уже сформировались предубеждения относительно других людей, и он уже ожидает, что любая попытка взаимодействия будет оценена другими негативно. Согласно принципу обратной связи, именно в этом часто кроется суть проблемы. Под влиянием желания ребенок действительно начинает предпринимать первые попытки завести друзей, но когда он подходит к другому человеку, у него появляется комок в горле и чувство страха, вместо красивого предложения дружбы он либо молчит, либо заикается. Поскольку такое поведение, скорее всего, станет объектом насмешек в школе, а не попыткой поддержки, ребенок будет все больше замыкаться в себе и все больше погружаться в собственные мысли и проблемы.

Следует отметить, что с этим “первым школьным опытом” убеждения о несправедливости окружающей среды становятся все более обобщенными. Затем человек идет на работу и еще больше убеждается в том, что с ним будут плохо обращаться. И эта ситуация, скорее всего, повторится.

С каждым таким повторением активируются описанные нами механизмы, убеждения (в когнитивной сфере) становятся более обобщенными, отвращение к людям (в эмоциональной сфере) усиливается, а желание взаимодействовать с миром становится все меньше и меньше.

Конечно, более позитивные результаты могут быть и в развитии социальных отношений. Например, если в школе ребенка принимают как свою собственную личность, вера в несправедливость окружения уменьшается (“Только мои родители несправедливы ко мне”). Возможно, он или она найдет единственного друга, и тогда вера примет такую форму”. Все несправедливы, кроме этого человека/конкретного типа людей.

Уровень оценки несправедливых ситуаций.

Мы уже отмечали, что корень проблемы лежит в воспоминаниях ребенка о несправедливом отношении к нему родителей (возможно, вытесненном). Эмоциональный подтекст этого типа воспоминаний заключается в обиде, возникающей из-за несоответствия между желаемым результатом взаимодействия и полученным результатом. Образ желаемого результата строится на основе общих и ситуативных представлений и убеждений о справедливости, то есть ребенок оценивает свое поведение в соответствии с принятыми им критериями (“Я поступил хорошо или плохо?”). Ситуационная характеристика включает в себя оценку вероятной реакции окружения на действия ребенка (“Уместно ли то, что я делаю, в данной ситуации?”). . Ситуативный уровень определяет, например, уместно ли задавать вопросы отцу, когда он в плохом настроении.

Наконец, можно выделить еще один, более высокий уровень оценки справедливости ситуации – уровень, определяющий личностные параметры человека, с которым происходит межличностное влияние. И если первый уровень понятен ребенку (если речь не идет о том, что он предстает в совершенно новой для себя ситуации), то второй во многом зависит от личной проницательности, а третий, как правило, просто непонятен, потому что дети нарциссичны и для таких оценок порой требуются не просто житейские и “взрослые” знания, а глубокие психологический. Как понять детей, почему родители говорят одно, а делают другое, устанавливают одни стандарты, а оценивают по другим, почему в один момент они оценивают вас одним образом, а на следующий день могут изменить свою реакцию на противоположную. Следует отметить, что эти факторы заставляют человека в дальнейшем взаимодействии с людьми ориентироваться не на объективную оценку собственного поведения, а на субъективную (т. е. на эмоциональное состояние собеседника, его внутренний мир), чтобы иметь возможность адаптировать свое поведение к тому, что хочет видеть собеседник.

Мы уже отмечали, что несправедливое отношение родителей к своим детям создает проблемы на трех уровнях личности человека.

  1. На поведенческом уровне это отказ от выполнения требуемого действия, тревога, неуверенные реакции и перенос внешних действий на внутренний план. В любом другом действии может произойти скорее разрядка напряжения, чем отказ от желаемого действия, т. е. часто желаемое действие может быть заменено проявлением невротизма или телесной реакцией в виде висцерального возбуждения. В последнем случае тело само пытается реализовать подавленные эмоции и действия.
  2. На эмоциональном уровне можно наблюдать подавление, агрессию по отношению к другим (включая родителей) или, наоборот, крайне покорное поведение. В ситуациях несправедливого обращения ребенок либо бунтует, либо пытается соответствовать неясным требованиям среды, что отражается в обоих ответах. Неспособность добиться желаемого действия часто сопровождается разочарованием и раздражением.
  3. На когнитивном уровне мы можем наблюдать критическое мышление, негативизм и убежденность в своей неполноценности. Также могут присутствовать убеждения о несправедливости мира и о том, что другие люди не могут или не хотят понять человека. Здесь мы снова видим два варианта, когда человек может ополчиться против других, например, считая, что его родители не правы, или направить свою агрессию на себя, считая себя виновным в том, что не соответствует стандартам других.

Мы обсудили, что подразумевается под уровнем симптомов, но также важно понять, как невроз проявляется на уровне причин. Мы уже обсуждали эти причины выше, а сейчас кратко опишем их. В основном, причины включают в себя различные внутренние конфликты в ребенке.

  1. Во-первых, это конфликт между внутренними намерениями человека и полученными результатами.
  2. Во-вторых, это конфликт между поведением и подкреплением.
  3. В-третьих, это конфликт между потребностью в любви и отношением родителей.

Эти три конфликта по мере взросления личности перерастают в фундаментальный конфликт между сферой потребностей (бессознательное в психоанализе) и моральной сферой (суперэго). Пока он не убежден, что окружающая среда дружественна, человек просто не может реализовать те действия, которые он хочет совершить; ему мешает в этом внутренняя критика в виде проекций собственных действий на других (“это выглядит глупо”, “мои действия все равно ничего не изменят”, “мое мнение никого не интересует”) и простое неприятие своих действий, идущее из детства. страх наказания или несправедливого подкрепления.

Так же как симптомы невроза проявляются на трех уровнях, само лечение должно охватывать эмоциональные, когнитивные, поведенческие и глубинные причины симптомов.

  1. На когнитивном уровне необходимо разобраться с убеждениями и автоматическими мыслями. Клиента следует направить на рациональное преодоление депрессивных и негативных мыслей и убеждений. Клиенту нужно помочь поставить себя на место близких ему людей, чтобы он мог понять причины их поведения.
  2. На эмоциональном уровне происходит высвобождение подавленных эмоций. Здесь хорошо работает гештальт-терапия. Терапевт должен позволить и помочь клиенту выразить себя и выразить себя полностью, что позволит устранить барьеры для выражения эмоций.
  3. На поведенческом уровне. Это требует обучения настойчивости и напористости. Терапевт должен поощрять клиента открываться и выражать свои эмоции и поведение, когда он этого хочет. Терапевт также должен указать на конструктивные, а не деструктивные способы, с помощью которых это выражение может происходить. Терапевт должен представлять себя как открытого человека, способного выразить себя, когда он этого хочет, оставаясь при этом внимательным к ситуации.

Наконец, необходимо определить и устранить причины болезни клиента. По сути, описанный выше способ работы должен сам по себе углубляться в причины проблем клиента. Если мы сначала обсуждаем с клиентом текущую ситуацию и желаемое поведение, точно работая над его достижением, то затем мы углубляемся в причины негативного поведения. Если мы сначала обсудим желаемую модель поведения и изменим убеждения клиента, тогда мы доберемся до первопричины этих проблем.

Философия терапии может быть выражена следующим образом. Мы работаем одновременно над развитием желаемого поведения и познания клиента, но основное внимание уделяется ранним причинам. Раскрывая воспоминания, мы выявляем конфликтные ситуации детства и обеспечиваем эмоциональную обработку (гештальт-техника). Когда ситуация потеряет эмоциональный заряд, мы сможем разрешить ее рационально. Таким образом, мы можем попросить клиента выразить гнев на родителей за то, что они угнетали его в детстве, но затем мы начинаем исследовать причины поведения родителей. Клиент обнаружит эти причины. Они могут быть вызваны заботой родителей, или это могут быть внутренние проблемы, которые они компенсируют за счет ребенка. В любом случае, когда эмоциональный заряд исчерпан, понимание причин поведения поможет клиенту разрешить этот конфликт.

Здесь можно предложить особую терапевтическую технику, которая является модификацией техники “горячего стула” в гештальт-терапии. После высвобождения эмоций работа с убеждениями может быть использована на клиенте как на родителе в горячем кресле, где “родительское” восприятие корректируется, чтобы удовлетворить потребности ребенка. Таким образом, он сможет увидеть причины поведения родителя и принять их (это может потребовать дополнительной работы).

  1. З. Фрейд. Лекции по введению в психоанализ. – Санкт-Петербург: Питер. 2007
  2. К. Хорни. Невротическая личность нашего времени. Новые пути в психоанализе. – Санкт-Петербург: Питер. 2013
  3. Г. Салливан, Дж. Роттер, У. Мишель. Межличностная теория и когнитивная теория личности. – СПб: Прайм-Еврознак. 2007 г.
  4. Дж. Бек. Когнитивная терапия. Полное руководство по когнитивной терапии. – Москва: Вильямс. 2006

© Если вам стало известно о каком-либо нарушении авторских или смежных прав, пожалуйста, немедленно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Z62.3 Враждебное отношение и несправедливые претензии к ребенку

Официальный сайт компании RLS®. Ведущая энциклопедия лекарств и аптечных товаров в российском Интернете. Фармацевтический каталог Rlsnet. ru предлагает пользователям возможность найти описания, цены и характеристики лекарств, БАДов, медицинских приборов и другой продукции. Фармакологический словарь содержит информацию об ингредиентах и формах выпуска, фармакологических эффектах, показаниях, противопоказаниях, побочных эффектах, лекарственных взаимодействиях, способах применения препарата, фармацевтических компаниях и многом другом. Каталог лекарств содержит цены на лекарства и товары, представленные на рынке лекарств в Москве и других городах России.

Передача, воспроизведение, распространение информации и коммерческое использование материала без разрешения ООО “РЛС-Патенты” запрещены. Запрещается ссылаться на источники информации, опубликованной на веб-странице www. rlsnet. ru.

© 2000-2022. Российский регистр лекарственных средств ® РЛС ® .

Внимание! Материалы на этом сайте предназначены только для медицинских и фармацевтических специалистов и носят информационный характер.

Каспарова Элина Артуровна -
Главный врач Поликлиники №19 (ГП 19 ДЗМ)
Приём населения:
пн. 15:00-20:00
чт. 09:00-12:00

ГБУЗ ЦЛО ДЗМ Аптечный пункт № 40-3
"Горячая линия" ГП №19: 8 (977) 851-57-76
109451, г. Москва, ул. Верхние поля, д. 34, корп. 4
Оцените статью
Поделиться с друзьями
Городская поликлиника №19 (ГБУЗ №19)
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector