Воздействие дымом, огнем и пламенем с неопределенными намерениями

Воздействие дымом, огнем и пламенем с неопределенными намерениями

«Вид смерти не установлен» — основная причина насильственной смерти в России 1

Внешние причины смерти разбиты на большие блоки по типу смерти. Три блока с определенным типом смерти:

В тех случаях, когда вид смерти установить невозможно, в медицинском свидетельстве о смерти указывается «вид смерти не установлен» 4 . Эти «особые виды» смертей входят в четвертый блок 5 внешних причин «Травмы неопределенного умысла» 6 (далее ВУИ). В соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) к ПНН относятся те случаи смерти, по которым «медицинским и юридическим экспертам не хватает информации, чтобы сделать вывод о том, был ли инцидент несчастным случаем, членовредительством или насилием в семье» убить или ранить. 7 .

Несмотря на длительную историю существования Международной классификации болезней (МКБ), ННМ как отдельная группа внешних причин появилась только в принятой в 1965 г. МКБ-8 8 , состоящей из 9 рубрик (Е980 – Е989), куда вошли следующие совокупность причин:

Отравление, огнестрельные ранения, удушье, ранения острыми предметами, утопление, падения и еще два неопределенных состояния: «травма, причиненная другим способом, неизвестно, была ли она нанесена случайно или преднамеренно» (Е988) и «последствие травмы, по отношению к который известен не случайно или был применен преднамеренно» (Е989).

За почти 50 лет существования блока, как видно из таблицы 1, содержащей полный перечень входящих в него трехзначных заголовков согласно действующей 10-й редакции МКБ, он сохранил эту структуру. Состав рубрик определяется второй осью категоризации внешних причин: механизмом, вызвавшим смерть (способом), поэтому аналогичным образом строятся и другие блоки внешних причин. В таблице 2 сравниваются блоки SUI, самоубийств и убийств, но рубрики с одинаковым механизмом смерти можно найти и в блоке «несчастные случаи». Например, при диагнозе «утопление» в зависимости от вида смерти могут использоваться разные коды 9 по МКБ-10 :

Тот факт, что НДФЛ собирает смерти, которые на самом деле относятся к другим блокам, но для определения какого из них недостаточно информации, открывает возможность их изучения, что, в свою очередь, должно улучшить качество статистики внешних причин смерти.

Таблица 1 Состав блока причин «Вред с неопределенными намерениями» (коды Y10 – Y34) по МКБ – 10

Отравление и воздействие неопиоидных, жаропонижающих и противоревматических анальгетиков с неопределенными намерениями

Отравление и воздействие противосудорожных, седативных, снотворных, п/паркинсонических и психотропных средств, НЭК, неопределенное намерение

Наркотики и психодислептические [галлюциногенные] отравления и воздействия, НЭК, неустановленные намерения

Отравление и воздействие другими препаратами, влияющими на вегетативную нервную систему, с неопределенными намерениями

Отравление и воздействие другими и неуточненными лекарствами, лекарствами и биологическими веществами с неопределенными намерениями

Отравление и воздействие алкоголя с неопределенными намерениями

Отравление и воздействие органических растворителей и галогенированных углеводородов и их паров с неопределенными намерениями

Отравление и воздействие другими газами и парами с неопределенными намерениями

Отравление и воздействие пестицидов с неопределенными намерениями

Отравление и воздействие другими химическими и ядовитыми веществами и не указанными с неопределенными намерениями

Повешение, удушение и удушение с неопределенными намерениями

Травма в результате выстрела из огнестрельного оружия с неопределенными намерениями

Ранение винтовкой, дробовиком и крупнокалиберным огнестрельным оружием с неопределенными намерениями

Ущерб в результате стрельбы из другого и неуказанного оружия с неопределенными намерениями

Взрывной контакт с неопределенными намерениями

Воздействие дыма, огня и пламени с неопределенными намерениями

Контакт с паром, горячими парами и горячими предметами с неопределенными намерениями

Контакт с острым предметом с неопределенными намерениями

Контакт с тупыми предметами с неопределенными намерениями

Падение, прыжок или толчок с высоты без намерения

Падение, лежание или бег перед движущимся объектом или над ним с неопределенными намерениями

Наезд на автомобиль с неопределенным умыслом

Другие указанные повреждения, не указанные как случайные или преднамеренные

Неустановленный ущерб с неустановленным умыслом

При этом имеющейся информации может быть недостаточно не только в силу объективных обстоятельств. Известно, что социальные и культурные нормы влияют на диагностику даже в странах с безупречной статистикой смертности. Например, в Швеции интервью с семьей, друзьями и медицинскими работниками, а также изучение свидетельств о смерти показали, что около двух третей всех смертей, закодированных как СНМ, на самом деле были самоубийствами 11 . Исследования отравлений, основанные на данных США, показывают, что под ПНН скрываются самоубийства 12 .

Таблица 2. Структура трех блоков внешних причин по МКБ-10

Наименование кодов Y10-Y34. Вред с неопределенными намерениями (HH):

Повреждения от огнестрельного оружия и взрывчатых веществ с HH

Контакт с паром, горячими парами и горячими объектами РН

Использование пара, горячих паров и горячих предметов

Прыжок с высоты/лежа под движущимся объектом

Падение, прыжок или толчок с высоты/на движущийся объект, лежа под объектом с ГГ

Толкание с высоты / толкание движущегося предмета / укладывание пострадавшего

Через автомобильную аварию

Другие указанные повреждения, не указанные как случайные или преднамеренные

Причины, по которым в этот блок могут быть включены смерти, относительно которых имеются сведения, свидетельствующие о том, что они произошли в результате убийства, различны и, скорее всего, связаны с организацией деятельности всех органов, участвующих в процессе установления причина смерти. Несомненно, однако, что частота убийств, приводящих к смерти неизвестного типа, значительно ниже и что в мире есть страны, где такие ошибки заметно сказываются на уровне смертности от этих причин. Неслучайно в проекте ВОЗ по оценке глобального бремени травматизма в странах мира смертность от СНМ пропорционально распределена среди случаев насилия 13 .

Участие СНМ в смертности от внешних причин можно рассматривать как показатель качества статистики смертности, так как, помимо «злоупотребления», она зависит от полноты и точности заполнения Свидетельства о смерти и правильности кодирование причин смерти, то есть организации системы учета в целом и квалификации задействованных в ней медицинских работников. Что касается SUI, то низкое качество статистики причин смерти может означать, что наряду с насилием в нее включается значительная доля смертей в результате трагического стечения обстоятельств.

Таким образом, хотя наличие смертей неопределенного типа является нормальным само по себе, оно является нормальным только в пределах разумного. Трудно количественно определить разумный предел, но, исходя из общих соображений, уровень смертности от СНМ не должен делать недействительным анализ статистики смертности от внешних причин.

Далее рассмотрим ситуацию со смертностью от ПНН в России, как она изменилась за последние десятилетия и насколько она типична по сравнению с другими странами.

Как уже отмечалось, в международной классификации болезней ППН появилось в списке внешних причин смерти только в 1965 г. В России причина аналогичного значения существует как минимум с 1952 г. (3-я редакция советской номенклатуры причин смерти).) смерть). Однако до самого последнего времени в статистическую выработку включалось количество умерших по блоку в целом. Только с 2011 года некоторые заголовки блоков PIT появились в виде статистических отчетов.

Данные о смертях в разбивке по полу, возрасту и причинам смерти в России в советский период были загружены из базы данных, содержащей сопоставимые многолетние ряды смертей по причинам смерти 14 , для более поздних лет: официальная государственная статистика. Источником информации для зарубежных стран является Международная база данных ВОЗ о причинах смерти (База данных ВОЗ о смертности 15). Общие стандартизированные показатели смертности на 100 000 населения для 15 стран были рассчитаны с использованием европейского стандарта и подготовлены для анализа Инной Даниловой.

За последние полвека стандартизированный показатель смертности от ПНН увеличился в 8 раз у мужчин и в 7 раз у женщин, однако в 1956-2010 гг изменения протекали неравномерно: чередовались периоды снижения и роста (рис. 1).

В 1950-е – 1960-е годы уровень показателя был низким и имел тенденцию к снижению, в основном за счет старшей возрастной группы: 75 лет и старше (рис. 2-3). На фоне 15 других стран, показанных на рисунках 4-5, Россия ничем не выделялась.

Рис. 1. Общий стандартизованный коэффициент смертности от травм с неопределенными намерениями (UII) мужчин (левая ось) и женщин (правая ось), Россия (на 100 000)

Рис. 2. Стандартизированные показатели смертности от ПНН в 7 возрастных группах, Россия, мужчины (на 100 000 населения)

Рисунок 3. Стандартизированные показатели смертности от ПНН в 7 возрастных группах, Россия, женщины (на 100 000 населения

Первый период повышенной смертности от СНМ начался в 1974 г и продолжался до начала антиалкогольной кампании (1985 г.). В результате уровень мужского показателя в России превысил максимальный в 15 других странах, а женский показатель приблизился к ним. Рост смертности коснулся всех возрастных групп старше 15 лет.

Примерно в то же время возрастная смертность взрослых при ПНН отреагировала на меры антиалкогольной кампании, однако общая смертность от этой причины в 1987 г была в 2 раза выше, чем в 1973 г.

Рисунок 4. Общий стандартизованный коэффициент смертности от травм с неопределенным намерением, ПНН, мужчины (на 100 000)

Рисунок 5. Общий стандартизированный коэффициент смертности от травм с неопределенным намерением, СНМ, женщины (на 100 000)

Шестикратное увеличение показателя с 1987 по 1994 г изменило ситуацию как количественно, так и качественно. Это сопровождалось трансформацией возрастной кривой смертности от СНМ. Резко увеличилась разница в смертности между возрастами, особенно среди мужчин: имеется значительный разрыв в интенсивности смертности между возрастом максимальной смертности (45-59 лет) и всеми остальными, а в интенсивности смертности от 75 лет она стала ниже, чем в 60-74 года, и то – ниже, чем в 30-44 года. Женщины испытали меньшие изменения, но также имели самый большой рост смертности в возрасте от 45 до 59 лет. Резкий скачок смертности от ПНН также привел к значительному отрыву по этому показателю от 15 других развитых стран.

Последующие периоды спада (1995-1997 гг.), роста (1998-2005 гг.) и снова спада (с 2006 г.) к 2010 г вернули показатель к уровню 1992 г. Также интересна особенность динамики показателя после 1999 г., отмечены случаи асинхронного изменения его уровня в отдельных возрастных группах (без учета тенденций в детском возрасте). Смертность в возрасте 75 лет и старше меняется иначе, чем в возрасте от 30 до 74 лет: после довольно заметного снижения в 2000 г она растет, а в других группах с 2006 г снижается.

Общие изменения в структуре смертности от СНМ по укрупненным возрастным группам за ключевые годы в динамике стандартизированного коэффициента смертности с 1973 по 2010 г представлены на рис. 6-7. Можно отметить общую тенденцию к смещению центра тяжести в старших возрастах, а именно: снижение коэффициента смертности в возрасте до 30 лет, его увеличение в старших возрастах, колебания в 45-59 лет, особенно в 1985 и 1994 гг., т е и в годы, завершающие периоды повышенной смертности. Структура 2010 г напоминает структуру 1994 г., года максимальной смертности от СНМ, в пропорциях трех самых младших возрастных групп, но отличается в пропорциях в самой старшей.

Особо следует упомянуть о редко упоминаемой проблеме «неопределенности» насильственной детской смерти. Хотя в структуре как мужчин, так и женщин вес смертности от СНМ в детском возрасте значительно снизился, ее уровень относительно высок: около 7 на 100 000 у мальчиков и около 8 у девочек. Самоубийств в этом возрасте нет, поэтому «вид смерти (младенческая) не установлен» не относится ни к убийствам, ни к несчастным случаям.

Рисунок 6. Структура смертности от СНМ по 7 возрастным группам по ключевым годам в динамике общего стандартизированного коэффициента смертности с 1973 по 2010 г., мужчины

Рис. 7. Структура смертности от СНМ по 7 возрастным группам по ключевым годам в динамике общего стандартизированного коэффициента смертности с 1973 по 2010 г., женщины.

В целом можно ожидать, что динамика стандартизированного коэффициента смертности от СНМ будет следовать тенденции смертности от всех внешних причин. Поскольку в данную рубрику включены смерти, которые действительно должны наступить от других блоков причин, то при прочих равных условиях смертность от СНМ должна изменяться пропорционально смертности от других причин этого класса.

Но если посмотреть на динамику зависимости стандартизированного коэффициента смертности от СНМ и от других внешних причин (рис. 8), то очевидно, что это не так: примерно с середины 1970-х гг до 1995 г все росло время, а в годы наибольшего роста смертности (1992-1993 гг.) еще быстрее. Лишь в годы антиалкогольной кампании (1985-1987 гг.) смертность от СНМ снизилась пропорционально смертности от других внешних причин. Второй период, в котором соотношение оставалось постоянным, вновь совпадает со снижением смертности от внешних причин (1995-1998 гг.). Так, в 1975-1999 гг в периоды повышенной смертности от внешних причин смертность от СНМ росла непропорционально быстро, а в периоды спада пропорционально им уменьшились. Но после 1999 года все меняется с точностью до наоборот, можно подумать, что это связано с новшествами 1999 года, года перехода с МКБ-9 на МКБ-10, а также с организационными изменениями: дальнейшая децентрализация кодирования причин смерти, а также отмене прежней инструкции по заполнению медицинской документации, удостоверяющей смерть, и кодированию причин смерти 16 , а новой инструкции не вводилось 17 . Весьма вероятно, что так оно и есть, но вопрос требует дальнейшего изучения, так как возвращение всех необходимых инструкций в 2008 г.18 ситуацию не изменило: продолжающееся с 2003 г снижение смертности от внешних причин по-прежнему сопровождается ростом в весе ЭУИ: доля, показанная на рис. 8, увеличилась в 1,4 раза за последние 8 лет, а также были отменены предыдущие инструкции по заполнению медицинских карт, удостоверяющих смерть и кодирующие причины смерти 16 , без введения новых инструкций 17 . Весьма вероятно, что так оно и есть, но вопрос требует дальнейшего изучения, так как возвращение всех необходимых указаний в 2008 г.18 не изменило ситуацию: продолжающееся с 2003 г снижение смертности от внешних причин по-прежнему сопровождается ростом в весе ПНН: доля, показанная на Рисунке 8, увеличилась в 1,4 раза за последние 8 лет и отмену предыдущих инструкций по заполнению медицинских карт, удостоверяющих смерть, и кодированию причин смерти 16 без ввода новых инструкций 17.

Рис. 8. Отношение стандартизованных показателей смертности от ПНН к другим внешним причинам («%DU» — левая ось) и стандартизированного коэффициента смертности от внешних причин на 100 000 населения (правая ось), Россия: мужчины (слева) и женщины (справа)

Тенденция увеличения доли смертей от ПНН и других внешних причин, сохраняющаяся на протяжении нескольких десятилетий, выделяет Россию из ряда 15 стран (рис. 9-10). С 2005 года Россия добилась прогресса с точки зрения «доли неопределенности» в кодировании внешних причин, превзойдя Великобританию. Из 15 сравниваемых стран только в Португалии уровень показателя выше, чем в России. Однако его невероятно высокая стоимость и сильные колебания в 2000-х вызывают большие сомнения. Из рассмотренных стран нечто подобное наблюдалось только в Польше в 1970-е гг., но в отличие от Португалии, в Польше смертность от убийств и самоубийств (кумулятивно) в 2 раза превышала смертность от ЛУН, в то время как в Португалии на наоборот.

Рисунок 9. Зависимость стандартизированных показателей смертности от ПНН и от других внешних причин в России и в 15 странах, мужчины

Рисунок 10. Соотношение показателей смертности, стандартизированных по СНМ и другим внешним причинам, в России и в 15 странах, женщины (на 100)

Примечание. Данные по странам предоставляются только за те годы, когда СПЗ ПНН превышал 1 на 100 000.

Убийство и самоубийство являются наиболее вероятными кандидатами на смерть неизвестного происхождения. В начале 1970-х годов смертность от самоубийств была примерно в 10 раз выше, чем тогдашний низкий уровень смертности от ПНН. Такой порядок соотношения, как показано на рис. 11-12, является обычным для мужской смертности и относительно высоким для женской смертности. Однако в России соотношение быстро менялось в пользу ПНН и в первой половине 1990-х годов снизилось до 1,3 у мужчин и 0,9 у женщин, т е почти до уровня Португалии, самой низкой среди представленных стран. Сохранение этой тенденции в последнее десятилетие привело к тому, что в 2010 году это соотношение сократилось до 0,9 для мужчин и 0,7 для женщин, как в Португалии. Среди всех сравниваемых стран, Лишь в «сомнительной» с точки зрения достоверности данных России и Португалии смертность от суицида ниже, чем от СНМ. Сомнение связи уровня смертности от СНМ и самоубийств иллюстрирует рис. 13, а также тот факт, что коэффициент корреляции за период с 1994 по 2009 г составил -0,94 для мужчин и -0,82 для женщин.

Рис. 10. Доля смертей от суицида и ПНН в России и 13 странах (исключая Австрию и Венгрию), мужчины, (на 100)

Примечание. Данные по странам предоставляются только за те годы, когда СПЗ ПНН превышал 1 на 100 000.

Рисунок 11. Доля смертей от суицида и ПНН в России и 15 странах, женщины, (на 100)

Рисунок 13. Стандартизированный уровень смертности от самоубийств и СНМ в Португалии, мужчины (слева) и женщины (справа), на 100 000 человек.

По сравнению со смертностью от самоубийств разница в соотношении смертей от убийств и смертей от ПНН между странами намного меньше (рисунки 14-15). Значения ниже 1 и даже 0,5 не редкость среди сравниваемых стран. В начале 1970-х годов значения показателя в России для мужчин были достаточно высокими относительно большинства стран, представленных на диаграммах, а для женщин – самыми высокими. С 1975 г они устремились к обозначенным рубежам и в настоящее время достигли их, а у мужчин траектория значения показателя и началась с высокого уровня по сравнению с другими. Однако, за исключением США, Смертность от убийств в сравниваемых странах в 7 и более раз ниже, чем в России у мужчин и в 4 и более раз ниже у женщин. И все же в некоторых из них (Финляндия, а также Румыния и Болгария для мужчин) отношение смертности от убийств к СНМ выше, чем в России. Возможно, лучшим ориентиром является уровень США, который в 2007 году составлял 4,3 для мужчин и 1,9 для женщин.

Рисунок 14. Доля смертей от убийств и ПНН в России и 15 странах, женщины, (на 100)

Рисунок 15. Соотношение смертности от убийств и ПНН в России и в 15 странах, женщины, (на 100)

Анализ многолетней тенденции смертности от СНМ в России показал, что характерным для периодов повышенной смертности от внешних причин в России является более быстрый рост смертности от СНМ, приводящий к необычно высокому уровню смертности от этой причины и, следовательно, увеличение «неуверенности» в достоверности уровня смертности из-за насилия и несчастных случаев. Наметившаяся в последние годы тенденция к снижению смертности от внешних причин не только не изменила эту ситуацию, но даже усугубила ее: в 2010 г стандартизованный коэффициент смертности от СНМ превысил уровень смертности от суицида и стал первой причиной травматической смерти и насильственные смерти.

В то же время представленный анализ не затрагивает многих исследовательских задач, которые могли бы пролить свет на загадочно упорное возрастание роли СНМ среди внешних причин смерти в России. Однако эта проблема давно привлекла внимание демографов. Неоднократно высказывались сомнения в достоверности показателей смертности от убийств и самоубийств. Так, в начале века Д. Богоявленский писал: «В постсоветский период чрезвычайно возросло число смертей от убийств и ранений без уточнения их случайного или преднамеренного характера. Учитывая сильную корреляцию между временным и пространственным распределением показателей смертности от этих двух причин, можно предположить, что значительная часть «неустановленных» смертей также связана с убийствами» 19 . Аналогичную гипотезу, также применительно к региональной дифференциации смертности, высказала и Иванова А.

Проблема качества статистики смертности от внешних причин не ограничивается проблемой увеличения влияния смертности от травм с неопределенными намерениями. В первую очередь предполагается, что большая часть смертей от ВП приходится на рубрику «Симптомы, признаки и отклонения, выявляемые при клинических и лабораторных исследованиях, не классифицированные в других рубриках» и «Болезни системы кровообращения» 21 . Во-вторых, что стоит за аномально большим весом группы «Все прочие случайные и неуточненные несчастные случаи», которая формирует смерти многих рубрик, и — еще одна расплывчатая рубрика — «Случайные падения» может также скрывать смерти от самоубийств и убийств?22 .

Однако, по мнению О. И. Антоновой, основная основа искажения смертности от травм и интоксикаций, безусловно, кроется в аномально высоком уровне травматизма с неопределенными намерениями 23 . Серия исследований, проведенных на основе некастомизированных первичных массивов данных о смертности в отдельных регионах России, подтвердила предположение о существенном занижении смертности от убийств. В частности, по медицинским свидетельствам о смерти в Кировской области в 2003 г выявлено сходство обстоятельств смерти от убийства и ранения без уточнения способа нападения и клинической картины смерти 24 . Проведенное в Москве (2003 г.) исследование качества заполнения медицинских свидетельств о смерти выявило, что почти 10 % всех прошедших по рубрикам, относящимся к НДФЛ, кодируются неправильно, что объективно соответствует ситуации «повреждения».» из 57,1% всех инцидентов по данной рубрике 25 . В целом отмечено удручающе низкое качество заполнения свидетельств о смерти в Москве в 2003 году.

Учет самоубийств также вызывает сомнения: «Качество российской статистики, сложившейся в период реформ, не позволяет исследователям сделать вывод о том, является ли реальным фактом малое значение самоубийств и их низкая корреляция с наблюдаемыми показателями смертности. Российская смертность в период реформ, либо артефакт, следствие некачественной статистики, выразившейся в аномально высокой смертности от травм с неопределенным умыслом, к которым по определению относятся как убийства, так и самоубийства. 26

Приведенные исследования относятся в основном к периоду 1990-х — началу 2000-х годов, но, как показывает наш сравнительный анализ, проблемы учета внешних причин остаются актуальными. Однако во многом благодаря усилиям авторов цитируемых работ в последние годы в формах отчетности по причинам смертности, в том числе в блоке СНН, появились более подробные заголовки, что открывает новые возможности в изучении проблемы Смертность Смерти неизвестного происхождения.

1 Исследование выполнено в рамках научно-исследовательского проекта по гранту ППС НИУ ВШЭ № 05-0029 «Внешние причины смерти в системе приоритетов борьбы за увеличение продолжительности жизни в России». 2 Кренев Антон Андреевич – магистрант 2 курса магистерской программы “Демография” Высшей школы экономики Национального исследовательского университета. 3 Васин Сергей Алексеевич – старший научный сотрудник, Институт демографии НИУ ВШЭ, Национальный исследовательский университет 4 Никитина С. Ю., Козеева Г. М. Совершенствование статистики смертности от алкоголизма // Вопросы статистики, 2006, № 11, с. 21-23 5 «четвертая» является условной, так как помимо перечисленных есть и другие блокировки, например, в ходе военных или террористических действий, 6 Тип смерти является одной из осей классификации внешних причин. Синонимом «типа смерти» является понятие «намерение». Авария – это непреднамеренная авария (следствие «стечения обстоятельств»). Самоубийство и убийство совершаются преднамеренно. Этим и объясняется название блока «Ущерб с неопределенным умыслом». 7 Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем; 10-я редакция: В 3 т. / ВОЗ. – Женева, 1995-1998 годы. – Т.3. 8 Международная классификация болезней, редакция 8 (1965 г.) http://www. wolfbane. com/icd/icd8.htm 9 Руководство по кодированию причин смерти. – М.: ЦНИИОИЗ, 2008. С.44. 10 Исправлено авторами. В тексте инструкции есть «умышленное утопление (самоубийство) — Х92». 11 ХортаЛГ. Ovisshet – ett problem i suicidstatistiken (Неопределенность – проблема в статистике самоубийств). I. Hygiena 1983: 92: 25. – op by Wasserman D, Varnik A. Достоверность статистики насильственной смерти и самоубийств в бывшем СССР, 1970-1990 гг. Acta Psychiatr Scand 1998: 98 (Приложение 394): 34–41. 12. Смертность от отравлений, 1985–1995 гг. Лоис А. Фингерхат и Кристин С. Кокс 13 http://www. who. int/healthinfo/statistics/bod_injuries. pdf 14 См. Mesle France, Vallin Jacques, Hertrich Veronique, Andreev Evgueni, Владимир Школьников. Причины смертности в России: оценка тенденций с 1950-х гг. / Европейская демографическая конференция «Население Центральной и Восточной Европы. Вызовы и возможности» под редакцией Ирены Э. Котовской и Янины Йозвяк. Создание статистических публикаций. Варшава, 2003: 390. 15 http://www. who. int/whosis/mort/download/en/ 16 Приказ Минздрава РФ от 08.07.1998 № 241 «О совершенствовании медицинской документации, свидетельствующей о рождении и смерти, в связи с переходом на МКБ-Х». 17 Никитина С. Ю., Козеева Г. М. Совершенствование статистики смертности от алкоголизма // Вопросы статистики, 2006, № 11, с. 21-23. 18 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 декабря 2008 г. N 782н “Об утверждении и порядке ведения медицинской документации, удостоверяющей случаи рождения и смерти”. 19 Богоявленский Д. Смертность от внешних причин. Еженедельник Demoscope № 31–32, 27 августа – 9 сентября 2001 г. См. Также: Демографическая модернизация России. 1900-2000 изд. АГ Вишневский. Москва: Новое Издательство, 2006. С. 352. 20 Семенова В. Г., Гаврилова Н. С., Евдокушкина Г. Н., Гаврилов Л. А. Качество медицинской статистики как проблема современного российского здравоохранения. //Общественное здоровье и профилактика заболеваний. М., 2004. № 2. С. 11-19; – цитата с http://demoscope. ru/weekly/2004/0181/tema01.php#0. См также Семенова В. Г., Гаврилова Н. С., Варавикова Е. А., Гаврилов Л. А., Евдокушкина Г. Н. Рост насильственной смертности в России как следствие экономического кризиса // Профилактика заболеваний и оздоровление. – 2000. № 4. С.1-10. 21 Семенова В. Г., Антонова О. И. Достоверность статистики смертности (на примере смертности от травм и отравлений в Москве) // Социальные аспекты здоровья населения. 27 июня 2007 г.: http://vestnik. mednet. ru/content/view/28/30/ 22 Там же. 23 Антонова Ольга Ивановна. Региональные особенности смертности населения России от внешних причин / Автореферат докторской диссертации по специальности ВАК 08.00.05, 2007. 24 Иванова А., Семенова В., Дубровина Е. 2004. Маргинализация российской смертности // Демоскоп Weekly № 181–182, 6–19 декабря 2004 г 25 Семенова В. Г., Антонова О. И. Достоверность статистики смертности (на примере смертности от травм и отравлений в Москве) // Социальные аспекты здоровья населения. 27 июня 2007 г.: http://vestnik. mednet. ru/content/view/28/30/ 26 Антонова, Ольга Ивановна. Региональные особенности смертности населения России от внешних причин / Автореферат докторской диссертации по специальности ВАК 08.00.05, 2007.

Свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-39707 от 07.05.2010 [email protected] ru © Еженедельный демоскоп ISSN 1726-2887

Воздействие дымом, огнём и пламенем с неопределёнными намерениями (Y26)

Код Y26 «Воздействие дыма, огня и пламени с неопределенными намерениями» является частью буквенно-цифровой кодовой системы 10-го пересмотра Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10).

Код Y26 находится в блоке Y10-Y34 «Ущерб с неопределенным умыслом». Этот блок включен в класс ХХ «Внешние причины заболеваемости и смертности».

МКБ 10 (Международная классификация болезней). Информация на сайте Medum. ru носит справочный характер. Информация, размещенная на сайте Medum. ru, не предназначена для замены профессиональной медицинской консультации, диагностики или лечения. Обязательно проконсультируйтесь с медицинскими работниками.

Medum. ru – МКБ-10 (Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем). Информация о кодах МКБ 10, расшифровка и классификация. Обзоры, мнения, вопросы и ответы, а также другие полезные разделы и сервисы.

Каспарова Элина Артуровна -
Главный врач Поликлиники №19 (ГП 19 ДЗМ)
Приём населения:
пн. 15:00-20:00
чт. 09:00-12:00

ГБУЗ ЦЛО ДЗМ Аптечный пункт № 40-3
"Горячая линия" ГП №19: 8 (977) 851-57-76
109451, г. Москва, ул. Верхние поля, д. 34, корп. 4
Оцените статью
Поделиться с друзьями
Городская поликлиника №19 (ГБУЗ №19)
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector