В личном анамнезе аллергия к аналгезирующему средству

В личном анамнезе аллергия к лекарственным средствам, медикаментам и биологическим веществам (Z88)

Внешние причины травм. Термины в этом разделе не являются медицинскими диагнозами, а являются описанием обстоятельств, при которых произошло событие (Класс XX. Внешние причины заболеваемости и смертности. Коды разделов V01-Y98).

Лекарства и химикаты: таблица лекарств и химикатов, вызвавших отравление или другие побочные реакции.

В России принята Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) как единый нормативный документ по учету заболеваемости, причин обращения населения в лечебные учреждения всех ведомств и причин смерти.

МКБ-10 введена в практику оказания медицинской помощи на всей территории Российской Федерации в 1999 г приказом Минздрава России от 27 мая 1997 г. № 170

ВОЗ планирует опубликовать новую редакцию (МКБ-11) в 2022 году.

Сокращения и символы в Международной классификации болезней, 10-й пересмотр

NEC – не классифицированный в других местах.

† — код основного заболевания. Основной код системы двойного кодирования содержит информацию об основном генерализованном заболевании.

* — необязательный код. Дополнительный код в системе двойного кодирования содержит информацию о проявлении основного генерализованного заболевания в отдельном органе или области тела.

Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-я редакция, онлайн-версия. Принята 43-й сессией Всемирной ассамблеи здравоохранения С изменениями и дополнениями от Всемирной организации здравоохранения 1990-2022 гг. Обработка данных, дизайн, поиск, отслеживание и перевод изменений с 1996 года по настоящее время © 2022 mkb-10.com Официальная версия МКБ-10 на сайте ВОЗ (англ., 2019 г)

В личном анамнезе аллергия к аналгезирующему средству

Автор: Лазаренко Л. Л., к. м.н., врач-аллерголог-иммунолог высшей категории, ведущий научный сотрудник НМЦ молекулярной диагностики II ГМУ им. И. П. Павлова, член Европейской академии аллергологии и клинической иммунологии

Местные анестетики являются наиболее эффективными и безопасными препаратами для обезболивания. До сих пор у нас широко применялся малоэффективный прокаин (новокаин), синтезированный в 1905 г. Лидокаин является наиболее широко используемым местным анестетиком в мире, несмотря на появление более современных препаратов. На сегодняшний день наиболее безопасными и эффективными являются артикаинсодержащие анестетики. Артикаин был синтезирован в 1976 году, он в 5 раз эффективнее новокаина. Кроме того, появились препараты артикаина, не содержащие адреналина (адреналина), который сам по себе может быть виновником аллергии.

В зависимости от химической структуры местные анестетики делятся на 2 группы:

Перекрёстные аллергические реакции распространены среди местных анестетиков группы I. Результаты аппликационных испытаний показывают, что они возможны и среди препаратов группы II: лидокаина, прилокаина и мепивакаина, имеющих аналогичную структуру.

Перекрестные реакции между препаратами I и II групп отсутствуют. Препараты II группы редко вызывают побочные эффекты. Особого внимания заслуживают данные о наличии так называемой латентной сенсибилизации в составе комплексных препаратов.

Препараты, содержащие новокаин: Бензиллин 5 (бензатин бензилпенициллин + прокаин бензилпенициллин), Бензиллин 3 (бензатин бензилпенициллин + прокаин бензилпенициллин + бензилпенициллин), инокаин (глазные капли), офтакаин (оксибупрокаин), меновазин (бензокаин + прокаин + рацементол), сульфокаин, сульфокампокаин для раствор для инъекций 10%, сульфпрокаин (новокаин + сульфокамфорная кислота), отославин (борная кислота + новокаин), новоциндол (борная кислота + новокаин + оксид цинка).

Препараты, содержащие лидокаин: Ринза Лорсепт Анестетики, стрепсилс плюс (амилметакрезол + дихлорбензиловый спирт + лидокаин), терафлю-ЛАР (бензоксония хлорид + лидокаин), лигентен (гентамицин + лидокаин + этилендецилоксикарбонилметиламмония дихлорид), ауробин (лидокаин + пантенол + преднизолон + триклозан), гидрокортизоновая мазь Рихтера (гидрокортизон + лидокаин), дентинокс (лауромакрогол-600 + лидокаин + экстракт цветков ромашки), камистад (лидокаин + настойка цветков ромашки), анауран (лидокаин + неомицин + полимиксин В), эмла (лидокаин + прилокаин), отипакс, отирелакс, фоликап (лидокаин + феназон), альвогил, калагель, санагель, стомагель.

Артикаинсодержащие препараты: артифин-здоровье-форте, септанест, убистезин, цитокартион, эрпикаин, ультракаин, альфакаин СП, брилокаин, септанест.

В последнее время значительно увеличилось количество людей, у которых возникают реакции на местные анестетики. Очевидно, что при применении местных анестетиков, на которые ранее не отмечалось аллергических реакций, происходит увеличение случаев аллергической непереносимости. Увеличивается процент лиц с полиаллергическими реакциями на местные анестетики, то есть повышенной чувствительностью организма больного к 3 и более местным анестетикам разных групп. Эти данные полностью согласуются с многочисленными исследованиями, свидетельствующими о том, что в современном мире в высокоразвитых странах развивается «эпидемия» аллергии.

Большинство клинических проявлений аллергии сопровождаются смешанными аллергическими реакциями разного типа, поэтому ту или иную нозологическую форму нельзя отнести к одному типу аллергических реакций. Одни авторы относят аллергию к местным анестетикам к псевдоаллергическим реакциям, другие к аллергическим реакциям, но в то же время указывают несколько механизмов аллергии к местным анестетикам: Т-клетки, IgE-зависимые клетки и антитела могут быть обнаружены в свободном и связанном с лейкоцитами.

Ксения М., 7 лет, жительница Петрозаводска, обратилась к аллергологу в стоматологическую поликлинику в Санкт-Петербурге. В возрасте 3 лет у девочки развился эпизод генерализованной крапивницы, возникший через 3 дня после лечения кариеса и установки временной пломбы под местной анестезией лидокаином. Девочку госпитализировали в Республиканскую детскую клиническую больницу. На первом этапе проведен дифференциальный диагноз с детскими инфекциями, пищевой аллергией (накануне принимал компот из ирги). При лабораторном обследовании выявлен высокий уровень реакции на лидокаин и артикаин, средний на тетракаин (метод не показан). Через 1 год в СПб снова методом ИФА провели исследование на местных анестетиках. Результаты: лидокаин – 2; артикаин – 1; ультракаин – 2; септост – 2; убистезин-3; мепивакаин – 2; скандонест – 2 степени гиперчувствительности. В последующем зубы лечили под общим наркозом. Из анамнеза жизни: девочка родилась от первой беременности, развившейся на фоне вирусного гепатита В с минимальной степенью активности, в срок, от 1 физиологических родов. Масса при рождении – 2950 г, рост – 47 см. Естественное вскармливание до 8 месяцев. В 2014 г перенес синдром пирамидной недостаточности, плоскую вальгусную дефло – ментацию голеней, тонзиллит, крестцовый латина. Аллергический анамнез отягощен со стороны матери: у бабушки бронхиальная астма легкой степени, у матери аллергический ринит. При объективном обследовании: состояние удовлетворительное, питание повышено. Кожные покровы чистые с элементами ксероза. Периферические лимфатические узлы не увеличены. Тоны сердца ясные, ритмичные. Дыхание в легких везикулярное, живот мягкий, безболезненный. На основании клинико-анамнестических данных был поставлен диагноз: наличие в анамнезе лекарственной аллергии на местные анестетики. Лабораторные данные были сомнительными. В первую очередь вводили только лидокаин, а не артикаин, на производные которого были выявлены положительные тесты разной интенсивности (кроме того, аналогами являются артикаин, ультракаин, убистезин и септонест) и мепивакаин (он же скандонест). На первом этапе диагностического скрининга было решено провести тесты на иммуноглобулины Е и G, специфичные к местным анестетикам. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаин и мепивакаин тоже одинаковые – 0,2 ЕД/мл. На основании клинико-анамнестических данных был поставлен диагноз: наличие в анамнезе лекарственной аллергии на местные анестетики. Лабораторные данные были сомнительными. В первую очередь вводили только лидокаин, а не артикаин, на производные которого были выявлены положительные тесты разной интенсивности (кроме того, аналогами являются артикаин, ультракаин, убистезин и септонест) и мепивакаин (он же скандонест). На первом этапе диагностического скрининга было решено провести тесты на иммуноглобулины Е и G, специфичные к местным анестетикам. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. На основании клинико-анамнестических данных был поставлен диагноз: наличие в анамнезе лекарственной аллергии на местные анестетики. Лабораторные данные были сомнительными. В первую очередь вводили только лидокаин, а не артикаин, на производные которого были выявлены положительные тесты разной интенсивности (кроме того, аналогами являются артикаин, ультракаин, убистезин и септонест) и мепивакаин (он же скандонест). На первом этапе диагностического скрининга было решено провести тесты на иммуноглобулины Е и G, специфичные к местным анестетикам. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые: 0,2 ед/мл и не артикаин, производные которого выявили положительные пробы различной степени выраженности (кроме того, аналогами являются артикаин, ультракаин, убистезин и септонест) и мепивакаин (он же скандонест). На первом этапе диагностического скрининга было решено провести тесты на иммуноглобулины Е и G, специфичные к местным анестетикам. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл и не артикаин, производные которого выявили положительные тесты разной степени выраженности (кроме того, аналогами являются артикаин, ультракаин, убистезин и септонест) и мепивакаин (тоже известный как скандонест). На первом этапе диагностического скрининга было принято решение провести тесты на иммуноглобулины Е и G, специфичные к местным анестетикам. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл. Результаты отрицательные: IgE к лидокаину – 0,1 МЕ/мл, мепивакаину – 0,1 МЕ/мл, ультракаину – 0,1 МЕ/мл; IgG к артикаину, лидокаину и мепивакаину тоже одинаковые – 0,2 ед/мл.

Учитывая большую эффективность и безопасность артикаиновых анестетиков, особенно без добавок, была проведена траксоральная микропровокационная проба с Ультракаином ДС с определением в слюне медиаторов аллергии – триптазы и эозинофильного катионного белка. В результате не было обнаружено повышения уровня триптазы и эозинофильного катионного белка после заражения. Поэтому было решено провести градуированную провокацию с Ultracaine DS. В присутствии реанимационной бригады был установлен периферический венозный катетер. Кожные, прикальные и внутрикожные пробы проводили последовательно, затем парентерально вводили препарат в дозе 0,1 мл в разведении 1:100, 1:10, а затем полный препарат в дозе 0,3 мл (средняя терапевтическая доза по до веса 30 кг). Во время ступенчатой ​​провокации кожные покровы интактны, АД до пробы – 100/50 мм рт. ст., после – 90/60 мм рт. ст., пульс до и после пробы – 90 уд/мин, тоны сердца ясные, ритмичные, везикулярные дыхание. Заключение: провокационный тест с введением Ультракаина ДС отрицательный. Возможно проведение местной анестезии указанным препаратом. В отношении анамнестических, клинических и лабораторных данных возможность развития аллергической реакции на этот анестетик маловероятна провокационный тест с Ultracaine DS дал отрицательный результат. Возможно проведение местной анестезии указанным препаратом. В отношении анамнестических, клинических и лабораторных данных возможность развития аллергической реакции на этот анестетик маловероятна провокационный тест с Ultracaine DS дал отрицательный результат. Возможно проведение местной анестезии указанным препаратом. В отношении анамнестических, клинических и лабораторных данных возможность развития аллергической реакции на этот анестетик маловероятна.

Таким образом, аллергическая непереносимость местных анестетиков стала важной проблемой, с которой клиницист должен быть готов сталкиваться в повседневной практике. В связи с этим необходимо наличие эффективных диагностических средств в лабораториях, задачей которых является выявление смешанных механизмов аллергических реакций на местные анестетики с целью подбора инертных препаратов для конкретного пациента на основе наиболее эффективных методов исследования in vitro.

В процессе диагностики аллергии необходимо определить, является ли заболевание аллергическим, установить природу активного аллергена и механизм развившейся реакции. Поэтому на первом этапе необходимо решить вопросы дифференциальной диагностики между аллергией и другими видами побочных реакций, в основе которых часто лежат сходные с аллергией проявления (гипертезии, обмороки, коллапс, истерические реакции). Во-первых, истинные аллергические реакции не зависят от дозы препарата и непредсказуемы. Симптомы аллергических реакций на местные анестетики могут проявляться отеком и воспалением в месте инъекции, покраснением кожи, зудом, конъюнктивитом, ринитом, крапивницей, отеком Квинке.

На втором этапе (а иногда и одновременно), когда устанавливается аллергическая природа заболевания, его связь с определенным аллергеном, уточняется вид и механизм аллергии, так как от вида аллергии зависят методы диагностики аллергии и их результаты аллергические реакции и определяются ими. Параллельно различают аллергические и псевдоаллергические реакции.

Аллергические реакции обычно вызываются взаимодействием аллергена со специфическими антителами иммуноглобулина Е (IgE). Эти антитела у сенсибилизированных людей связываются с высокоаффинными рецепторами FceRI, расположенными на плазматической мембране тучных клеток и базофилов крови, и низкоаффинными рецепторами FceRII на лимфоцитах, эозинофилах и тромбоцитах. Это взаимодействие стимулирует клетки к высвобождению как предварительно образованных, так и вновь синтезированных медиаторов, таких как гистамин, триптаза, фосфолипидных медиаторов: простагландина D, лейкотриенов, тромбоксана А2 и фактора активации тромбоцитов, а также различных хемокинов и цитокинов, определяющих клиническую картину. Органы шока обычно представлены кожей, слизистыми оболочками

Точные механизмы неиммунных реакций до сих пор трудно понять. Обычно считается, что они являются результатом непрямой фармакологической стимуляции тучных клеток и базофилов, что приводит к высвобождению медиаторов воспаления. Однако могут быть задействованы и другие механизмы. Неаллергическая анафилаксия не обязательно связана с иммунным механизмом, поэтому предварительное воздействие причинно значимого местного анестетика не требуется. Однако при аллергических реакциях с участием специфических IgE к лекарственным средствам предварительная экспозиция не требуется, и может возникнуть сенсибилизация за счет перекрестно реагирующих веществ.

Любые подозрения на лекарственную гиперчувствительность к местным анестетикам следует диагностировать с помощью комбинации различных тестов, как ранних, так и поздних. Необходимо приложить серьезные усилия для стандартизации и валидации тестов in vivo и in vitro для диагностики аллергических реакций на местные анестетики. Однако ни один из существующих в настоящее время методов не является абсолютно надежным. Ложноположительные результаты приводят к ненужному отказу от безопасного препарата, в то время как ложноотрицательные результаты могут быть чрезвычайно опасными и серьезно препятствовать адекватной вторичной профилактике. Насколько это возможно, подтверждение неинкриминирующего аллергена должно основываться на иммунологических исследованиях с использованием более чем 1 теста.

Диагностические стратегии основаны на тщательно собранном аллергическом анамнезе, лабораторных тестах, проводимых сразу после развития реакции, а также на днях и неделях позже. Лабораторные тесты включают исследования высвобождения медиатора во время развития реакции, определение специфического IgE вскоре или предпочтительно в течение 6 месяцев после развития аллергической реакции и другие лабораторные тесты, такие как тест на высвобождение гистамина и тест на активацию базофилов. Обычно проводится раннее тестирование, чтобы определить, задействован ли иммунный механизм или, в конечном счете, активированы ли тучные клетки (обнаружение триптазы). Кожные пробы проводятся позже.

1) нельзя назначать препарат, обладающий перекрестно-реактивными свойствами с причинно-значимым препаратом;

2) Диагноз лекарственной аллергии невозможно поставить только на основании данных лабораторных исследований.

ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЯ АЛЛЕРГИИ НА ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА ИСПОЛЬЗУЮТ «АЛЛЕРГО ИФА-СПЕЦИФИЧЕСКИЙ ИГЭ» И АЛКОР БИО АЛЛЕРГЕНЫ

Ассортимент Алкор Био включает 73 лекарственных аллергена: антибиотики, противомикробные препараты, гормоны, витамины и наиболее популярные группы аллергенов: анальгетики, НПВП и местные анестетики.

Каспарова Элина Артуровна -
Главный врач Поликлиники №19 (ГП 19 ДЗМ)
Приём населения:
пн. 15:00-20:00
чт. 09:00-12:00

ГБУЗ ЦЛО ДЗМ Аптечный пункт № 40-3
"Горячая линия" ГП №19: 8 (977) 851-57-76
109451, г. Москва, ул. Верхние поля, д. 34, корп. 4
Оцените статью
Поделиться с друзьями
Городская поликлиника №19 (ГБУЗ №19)
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector