Волосатоклеточный лейкоз

Волосатоклеточный лейкоз у больных старшего возраста

Волосатоклеточный лейкоз – это специфический вариант хронического лимфопролиферативного заболевания с поражением костного мозга и селезенки, при котором цитоплазма В-лимфоцитов имеет характерный ободок яичка, являющийся морфологическим субстратом. Основными признаками заболевания являются панцитопения с лимфоцитозом, моноцитопения и спленомегалия.

Берта Буронкл подробно описала заболевание у 26 пациентов в 1958 году и впервые выделила его в отдельную патологическую единицу под названием “лейкемический ретикулоэндотелиоз”, а в 1966 году Шрек и Доннелли придумали термин “волосатоклеточный лейкоз”.

Ежегодная заболеваемость волосатоклеточным лейкозом составляет 1-1,5 на 100 000 населения. Он составляет около 2% всех лейкозов и встречается в 2-4 раза чаще у мужчин, чем у женщин. Средний возраст больных составляет более 50 лет, что означает, что заболевание чаще встречается в старших возрастных группах. Существует две формы волосатоклеточного лейкоза: классическая форма, с цитопенией, которой страдают 80% пациентов; и вариантная форма, с нормальным или высоким уровнем лейкоцитов.

Сейчас, на протяжении более полувека, волосатоклеточный лейкоз является примером блестящей эффективности современных методов лечения как уникального заболевания, при котором почти все пациенты находятся в длительной стабильной ремиссии, а подавляющее большинство – в полной ремиссии, хотя в костном мозге остается очень небольшое количество заболевания. Алгоритм лечения прост, а используемые в терапии препараты не имеют серьезных побочных эффектов, что особенно важно для пожилых пациентов.

Как и при других опухолях, многие, если не все, особенности волосатоклеточного лейкоза связаны с биологией опухолевых лимфоцитов. На сегодняшний день волосатые лимфоциты идентифицированы как аберрантный клон резко активированных зрелых В-лимфоцитов, которые прекращают поздние стадии созревания и дифференцировки на этапе переключения изотипов тяжелой цепи иммуноглобулина. Причина этой активации остается неизвестной. Однако, несмотря на активацию, индекс пролиферации этих лимфоцитов низок, поэтому заболевание обычно носит хронический характер.

При нормальном иммунном ответе активация В-лимфоцитов представляет собой быструю серию реакций, стимулируемых антигенами, окружающими клетками и цитокинами. ворсинчатые лимфоциты также проходят этот этап, поскольку маркеры нормальной активации В-лимфоцитов сильно экспрессируются на их поверхности, в то время как маркеры, обычно теряющиеся после активации В-клеток, экспрессируются в очень небольшом количестве. Возможно, наиболее очевидным проявлением активации капиллярных лимфоцитов является их необычная клеточная поверхность с многочисленными цитоплазматическими выростами, отражающими изменения в цитоскелете во время активации. Эта активация сопровождается наличием специфических рецепторов адгезии в этих клетках и может быть ответственна за лимфоидную инфильтрацию красной, но не белой пульпы в селезенке и синусоидах печени, характерную для волосатоклеточного лейкоза. Ворсинчатые лимфоциты содержат интегрин α4β1, который связывается с эндотелиальными клетками. Однако клеточным лигандом для α4β1 является VCAM-1, который широко экспрессируется в стромальных клетках костного мозга, а также в синусоидах печени и селезенки; поэтому для волосатоклеточного лейкоза характерно вовлечение этих областей. Другим механизмом специфической инфильтрации селезенки может быть альфавбета3 интегрин, присутствующий на поверхности волосатых лимфоцитов. Этот интегрин индуцирует миграцию клеток в богатые вителлогенином области, которых особенно много в строме красной плазмы селезенки. Более того, в плазме эритроцитов опухолевые лимфоциты не только взаимодействуют с эндотелиальными клетками, но и стимулируют их к образованию псевдосинусов. Внеклеточным лигандом для α4β1 является фибронектин, что объясняет характерную фибриллярную ретикулиновую сеть в инфильтрированных участках костного мозга. Ранние стадии реализации лимфоцитами “домашнего инстинкта” связаны с неинтегриновыми рецепторами семейства селектинов. L-селектин (наиболее важный на ранних стадиях миграции лимфоцитов в лимфатические узлы) теряется “волосатыми” лимфоцитами, что может быть одной из причин отсутствия лимфаденопатии в большинстве случаев заболевания.

Клинические признаки классического и вариантного волосатоклеточного лейкоза схожи, поскольку оба они связаны со спленомегалией и цитопенией. Так, на ранних стадиях может не быть никаких симптомов, и заболевание выявляется случайными анализами крови или УЗИ брюшной полости, но со временем из-за увеличенной селезенки появляется тяжесть в левом подреберье, а также признаки токсикоза, такие как слабость, потливость и потеря веса. Тахикардия и нарушение дыхания могут возникнуть из-за повышенной анемии. Однако основной риск для жизни пациента представляют различные инфекционные осложнения, которые часто возникают у пациентов с волосатоклеточным лейкозом из-за нейтропении. Эти инфекции, как правило, приводят к затяжному течению болезни, абсцессам и панцитопении, поэтому любой подозреваемый воспалительный инфекционный процесс необходимо лечить большим количеством антибиотиков. Несмотря на тромбоцитопению, геморрагические синдромы встречаются редко и обычно ограничиваются умеренными кожными проявлениями, однако нередки межмышечные гематомы и последующее инфицирование и образование абсцессов (особенно в икроножных мышцах). Лимфатические узлы обычно не увеличены, но в 20-30% случаев, особенно при вариантных формах заболевания, наблюдается увеличение одного висцерального лимфатического узла (обычно внутрибрюшного и забрюшинного, редко внутригрудного) и иногда одно небольшое увеличение периферического лимфатического узла. В 90% случаев наблюдается спленомегалия, размер которой варьируется от четко прощупываемого нижнего полюса под левой грудной клеткой до массивной спленомегалии, достигающей нижнего полюса малого таза. Печень немного увеличена в размерах.

Поражение негематопоэтических органов встречается редко. В нашей практике сообщалось об атопических поражениях кожи, печени и легких, а в литературе описаны редкие случаи атопических поражений костей, легких, нервной системы, мягких тканей и других органов. Поражения кожи могут иметь сосудистый характер и быстро исчезают при специфическом лечении лейкоза. Чаще всего неспецифические поражения кожи встречаются в виде воспалительных септических очагов, связанных с лейкопенией. В целом, специфическое вовлечение негематопоэтических органов не является плохим прогностическим фактором и может успешно лечиться с помощью соответствующей терапии лейкоза.

Хотя диагностические критерии волосатоклеточного лейкоза достаточно ясны и несложны, к сожалению, из-за потери времени на диагностику и часто неадекватной кортикостероидной терапии пациенты часто поступают в гематологическое отделение в очень тяжелом состоянии с глубокой цитопенией и инфекцией.

Анализ периферической крови показывает одно-, двух – или трехкратную цитопению, связанную с подавлением и замещением нормальных гемопоэтических компонентов лимфоцитами. Анемия в основном нормохромная нормоцитарная, но может сочетаться с железо – или В12-дефицитной анемией у пожилых пациентов; аутоиммунный гемолиз встречается очень редко. Тромбоцитопения варьирует в широких пределах и иногда проявляется в виде кожного геморрагического синдрома, когда количество тромбоцитов падает ниже 30 x 10 9 /л. При типичном волосатоклеточном лейкозе лейкопения, часто довольно выраженная, ниже 1,5 х 10 9 /л, но при этом варианте лейкопения отсутствует и даже может наблюдаться лейкоцитоз (обычно умеренный). Однако, независимо от количества лейкоцитов, обнаруживается характерный для этой лейкемии лейкоцитарный рисунок – снижение количества лимфоцитов от 50% до 95%, причем некоторые лимфоциты крупнее, с более “рыхлой” и нежной хроматиновой структурой ядра и отчетливой мультяшной или ворсинчатой каймой в цитоплазме. Моноцитопения также наблюдается при классической форме лейкоза, но часто отсутствует при вариантных формах заболевания или при сопутствующих микобактериальных инфекциях (туберкулез).

Для уточнения диагноза волосатоклеточного лейкоза необходимы миелограмма и плацентарная биопсия. Характерной особенностью волосатоклеточного лейкоза является то, что из-за миелофиброза трудно получить аспирационную жидкость костного мозга (для этого даже существует специальный термин “сухая аспирация”). Миелография показывает увеличение количества лимфоцитов, с атипичными “ворсинчатыми” лимфоцитами, отсутствие увеличения количества клеток крови и уменьшение нормальных гематопоэтических почек. На фоне уменьшения нормальных гемопоэтических элементов (иногда до степени тяжелого перерождения), гистологические образцы костного мозга показывают диффузную инфильтрацию рыхло расположенных зрелых лимфоцитов со значительными нерегулярными цитоплазматическими, фиброзными, геморрагическими участками – картина, которая отличает этот тип лейкоза от других лимфопролиферативных заболеваний.

Диагноз волосатоклеточного лейкоза может быть подтвержден цитохимическим анализом на наличие карамелеустойчивой кислой фосфатазы (TRAP) и иммунофенотипированием лимфоцитов крови или костного мозга. Иммунофенотипирование показывает κ – или λ-клоны иммуномассивных В-лимфоцитов, несущих такие маркеры, как CD103, CD25, CD11c, HC-2, FMC7, DBA.44 и другие маркеры, характерные для волосатоклеточного лейкоза. Маркеры CD23, CD5, CD10 обычно отсутствуют, хотя иногда (чаще в варианте) эти маркеры могут быть слабо выражены на некоторых клетках, наряду с также имеются маркеры, характерные для волосатоклеточного лейкоза. Кроме того, считается, что слабая или отсутствующая экспрессия CD103 или CD25 характерна для вариантных форм заболевания. Поскольку количество волосатых лимфоцитов в крови может быть небольшим, а аспираты костного мозга часто сухие и немногочисленные, иммуногистохимическое исследование образцов биопсии диска особенно важно для диагностики волосатоклеточного лейкоза. Она показывает сильную экспрессию В-клеточных маркеров CD20, CD79a и высокоспецифичных маркеров CD103, CD25 и DBA.44 для этого лейкоза, которые можно обнаружить более чем в 90% случаев. Цитохимическая реакция TRAP не может быть выполнена на фиксированном материале, но может быть выполнена на трепанобиоптате с антиTRAP антителом 9C5 иммуногистохимическое исследование.

Интересно, что волосатоклеточный лейкоз является еще одним заболеванием, при котором обнаруживается высокая экспрессия циклина D1, как и в случае лимфомы зоны кондиломы. Однако, в отличие от кондиломатозной лимфомы, эта экспрессия при волосатоклеточном лейкозе не связана с транслокациями 11;14 (и, следовательно, с перестройками bcl-1). Моноклональная секреция не является характерной чертой волосатоклеточного лейкоза, но в небольшой части случаев в сыворотке или моче могут обнаруживаться клональные иммуноглобулины. В большинстве случаев эта секреция незначительна, редко достигает измеримых значений и не ухудшает течение болезни или прогноз.

Компьютерная томография и ультразвуковое исследование органов брюшной полости показывают различную степень спленомегалии, умеренное увеличение печени и иногда небольшую абдоминальную лимфаденопатию, в основном в селезеночном бугре и прилегающих областях. При визуализации грудной клетки можно также обнаружить небольшое увеличение внутригрудных лимфатических узлов, но чаще неспецифические воспалительные изменения в легочной ткани, возможно, туберкулез.

Дифференциальный диагноз связан с цитопенией и спленомегалией при других заболеваниях, включая гематологические нарушения (в основном селезеночная лимфоцитома, лейкоз из больших гранулярных лимфоцитов, селезеночные формы лимфомы из наборных клеток) и терапевтические нарушения – цирроз, вирусные инфекции, ревматические заболевания.

При естественном течении заболевания продолжительность жизни без лечения составляет около пяти лет, но в настоящее время при своевременном и адекватном лечении продолжительность жизни пациентов с волосатоклеточным лейкозом не меньше, чем общая продолжительность жизни населения.

Поскольку спленэктомия ранее (с 1960-х годов) была основным методом лечения, она проводится только по показаниям, к которым относятся симптоматические цитопении и спленомегалии, инфекционные и аутоиммунные осложнения. эффект спленэктомии наблюдается у 90% пациентов и не зависит от размеров селезенки, но у большинства пациентов он непродолжителен и наступает в течение 6-12 месяцев после операции рецидивы цитопении. В связи с этим спленэктомия в настоящее время используется реже, особенно у пожилых пациентов с плохим анамнезом лечения. Общая 4-летняя выживаемость после спленэктомии составляет около 65%. У наших пациентов самый длительный период ремиссии после спленэктомии составил 24 года, затем последовал рецидив, который успешно лечился последовательно альфа-интерфероном и кларитромицином (2-CdA).

С середины 1980-х годов прорыв в лечении волосатоклеточного лейкоза был связан с применением препаратов интерферона-а, при этом ремиссия достигается в 75-90% случаев. Хотя подавляющее большинство таких ремиссий являются частичными и требуют почти непрерывной поддерживающей терапии, 5-летняя выживаемость при лечении интерфероном-а улучшилась до 90%. Интерферон-а чаще всего используется в дозе 3 млн. ЕД/день в течение 4-6 недель (в зависимости от степени цитопении) и переходит на поддерживающую дозу 3 млн. ЕД/день для длительного лечения. 3 раза в неделю в течение как минимум года, а в большинстве случаев – пожизненно. В настоящее время интерферон-а используется только в качестве первого подготовительного лечения в течение 3-4 месяцев перед клеточной терапией препаратами из группы пуриновых аналогов (2-дезоксиподофиллин и 2-хлородезоксиаденозин). Интерферон-А редко приходится быстро отменять из-за индивидуальной непереносимости или иммунных осложнений, наиболее распространенным из которых является пруритический миозит (обычно икроножных мышц). Высокая температура и гриппоподобный синдром не свидетельствуют о непереносимости и могут быть предотвращены, если начать лечение с парацетамола или индометацина и начать с 1 млн. единиц интерферона А и постепенно увеличить дозу до 3 млн. единиц x 3 раза в неделю. Такое постепенное начало лечения позволяет пациентам легче переносить лечение, что важно для пожилых пациентов с многочисленными сопутствующими заболеваниями.

С 1990-х годов результаты лечения установленных лимфопролиферативных заболеваний, в частности волосатоклеточного лейкоза, были революционно изменены благодаря внедрению в терапевтическую практику новых препаратов из группы пуриновых аналогов. В лечении волосатоклеточного лейкоза наибольшую активность показали 2-дезоксиподофиллин (2-DCF, пентостатин) и 2-хлородезоксиаденозин (2-CdA, кладрибин, лейстатин, биотрибин, лейкладин, вера-кладрибин). Эти препараты являются структурными аналогами аденозина, и их применение приводит к накоплению внутриклеточных аденозин – и дезоксиаденозинтрифосфатов, которые ингибируют синтез ДНК и препятствуют репарации ДНК через ряд промежуточных этапов. Ценным аспектом этих препаратов является то, что они действуют как на делящиеся, так и на покоящиеся лимфоциты, что определяет их высокую эффективность при таком медленно пролиферирующем заболевании, как волосатоклеточный лейкоз.

Наибольшей эффективностью обладает 2-CdA, один 5-7-дневный курс которого приводит к ремиссии у 95% пациентов, причем большинство ремиссий (до 80%) являются полными и продолжительными (3-15 лет, медиана 5 лет), эффективность не зависит от предшествующей терапии а-интерфероном, спленэктомии, рецидивов или устойчивости к другим методам лечения. Эффективность непрерывного внутривенного введения в течение 7 дней и 2-часовой внутривенной инфузии одинакова, поэтому в последнее время мы используем 2-часовые инфузии кларитромицина в дозе 0,1 мг/кг/день в течение 7 дней или 0,14 мг/кг/день в течение 5 дней, чтобы его можно было вводить амбулаторно.

Препарат хорошо переносится без обычных побочных эффектов, таких как тошнота, рвота и выпадение волос. В используемых дозах кларитромицин не обладает нефротоксичностью и гепатотоксичностью. Единственным побочным эффектом является подавление костного мозга до степени гранулоцитопении, которая может быть довольно продолжительной. Однако степень и продолжительность гранулоцитопении напрямую зависит от уровня нейтропении до применения кларитромицина, так что если интерферон-a успешно прошел предварительную терапию стандартными дозами в течение 8-12 недель (для уменьшения гранулоцитопении и гемолимфоцитопении), последующая неделя терапии 2-CdA либо не вызывает гранулоцитопении, либо эта гранулоцитопения очень скоротечна, протекает без инфекции осложнений, и в конце не назначались факторы роста. При ведении амбулаторных пациентов следует помнить, что гранулоцитопения может задержаться на 1-2 недели после окончания курса и что в этот период необходимо контролировать анализы крови дважды в неделю. При приеме 2-CdA количество лимфоцитов сразу же падает, после чего в течение примерно 2-4 недель наблюдается повышение тромбоцитов, гемоглобина и лейкоцитов. Селезенка также уменьшается во время лечения, и это уменьшение сохраняется в течение 1-2 месяцев после окончания лечения.

За 15-летний период (1995-2010 гг.) мы наблюдали 42 пациента с волосатоклеточным лейкозом в возрасте старше 60 лет (от 60 до 83 лет, средний возраст 64 года), что составляет около 20% всех пациентов с этим лейкозом в клинике Центра гематологических исследований Министерства здравоохранения и социального развития РФ (Москва). Среди пожилых пациентов преобладали мужчины (34 мужчины и 8 женщин, м:ж = 4,25:1), и они были типичны для формы заболевания (36 пациентов с типичным лейкозом и 6 пациентов с вариантной формой лейкоза).

У 40% пациентов заболевание было диагностировано в период инфекционных осложнений (пневмония, туберкулез, бронхит, абсцессы, паронихия, отит и т. д.). Несмотря на интенсивную антибиотикотерапию, три пациента умерли от инфекционных осложнений до начала антинеопластического лечения. У шести пациентов были удалены увеличенные селезенки весом от 2,4 до 4 кг (медиана 3,5 кг). Спленэктомия привела к длительной ремиссии у трех пациентов, но у двух пациентов впоследствии произошел рецидив заболевания. 38 пациентам мы вводили 3 млн. единиц интерферона-α. х 3 р/неделю подкожно или внутримышечно, а затем у 35 пациентов мы использовали кларитромицин внутривенно длительной инфузией (3-4 часа) в дозе 0,1 мг/кг/сут. №7 или 0,14 мг/кг/сут. №5. При такой последовательности лечения только у 2 (5%) пациентов развился преходящий дефицит гранулоцитов (на 3 и 4 день), а инфекционных осложнений во время лечения не было. Все пациенты достигли ремиссии с помощью кларитромицина, включая 9 пациентов, у которых рецидив произошел после многолетнего приема интерферона-α в предыдущие годы. 31 пациент (89%) сохранил ремиссию после 1-14 лет наблюдения (медиана 7 лет). У 4 пациентов (11%) развился рецидив лейкемии между 2 и 7 годами после химиотерапии кларитромицином, 2 из которых были успешно вылечены повторным последовательным приемом интерферона-α и кларитромицина. Кладрибин успешно прошел курс лечения.

Для лечения волосатоклеточного лейкоза мы использовали препараты кларитромицина разных производителей с одинаковой эффективностью – Leustatin (Ortho Biotech, США и Janssen Silag, Бельгия-Швейцария), Biodribine (Bioton, Польша), Leukladin (Беларусь). Белмедпрепараты), веро-кладрибин (Верофарм, Россия).

Наш опыт лечения волосатоклеточного лейкоза показывает, что возраст вовсе не является фактором неблагоприятного прогноза этого заболевания. Например, среди наших пациентов есть 90-летний мужчина во второй ремиссии и 87-летняя женщина в первой ремиссии заболевания. Возраст этих пациентов на момент постановки диагноза волосатоклеточного лейкоза составлял 71 и 83 года, соответственно, и оба пациента находились в первой ремиссии в течение четырех лет. После рецидива первый пациент успешно прошел курс лечения интерфероном-альфа и кларитромицином и достиг второй ремиссии продолжительностью более 9 лет, а общий срок наблюдения составил 20 лет.

У пациентов старше 60 лет с волосатоклеточным лейкозом мы наблюдали редкое сочетание волосатоклеточного лейкоза со вторым гематологическим заболеванием – комбинированный волосатоклеточный лейкоз с хроническим лимфобластным лейкозом и по одному случаю гетерозиготной дельта/бета талассемии.

Как и при других лимфопролиферативных заболеваниях, у пациентов с волосатоклеточным лейкозом могут развиваться солидные опухоли. Мы наблюдали развитие второй опухоли у четырех (9,5%) пожилых пациентов, что впоследствии увеличилось до семи за счет более молодых пациентов с волосатоклеточным лейкозом, включая пациентов старше 60 лет. Вторая опухоль была обнаружена в течение 2-20 лет (медиана 12 лет) волосатоклеточного лейкоза, независимо от типа предыдущего лечения. Среди опухолей были аденокарцинома сигмы – 2 случая – и гипофракционированные раки желудка, молочной железы, мочевого пузыря, легких и простаты – по 1 случаю.

Продолжительность жизни пациентов с волосатоклеточным лейкозом, которые своевременно диагностированы и получают адекватное лечение, не отличается от продолжительности жизни населения в целом. Без лечения болезнь заканчивается смертью пациента в течение 5 лет из-за различных осложнений (в основном инфекционных). В наших наблюдениях максимальная продолжительность заболевания составила 25 лет.

Из 42 наблюдаемых нами пожилых пациентов 34 (81%) были живы. 8 (19%) пациентов умерли, в том числе 5 от инфекционных осложнений (3 в начальной фазе заболевания и 2 при рецидиве) и 3 пациента с волосатоклеточным лейкозом в ремиссии умерли от других причин (инсульт, аденокарцинома).

Таким образом, волосатоклеточный лейкоз, некогда страшная, смертельная из-за осложнений болезнь, в последние годы стал одним из самых излечимых заболеваний. Амбулаторное лечение кларитромицином проводится в течение 5 или 7 дней после обязательного 2-3-месячного лечения препаратами интерферона-альфа. Ремиссия с полной трудоспособностью длится 5 лет и более. Вариантная форма волосатоклеточного лейкоза (с лейкоцитозом), отличающаяся от классической формы, которая может представлять собой гетерогенную группу различных лимфоидных опухолей с одним или несколькими, но не полным набором признаков классической формы, может объяснять сокращение продолжительности ремиссии после стандартного лечения интерфероном и кларитромицином. В случаях короткой продолжительности ремиссии (менее 3 лет) рекомендуется дополнительная поддерживающая терапия анти-CD20 моноклональным антителом (ритуксимаб, мабтера) в дозе 375 мг/м 2 в течение 3 месяцев №4-8.

Copyright © 2008 Информационные ресурсы hematology. ru и его части (фрагменты, проекты, материалы). Только для использования медицинскими и фармацевтическими специалистами. Конфиденциальность

Волосатоклеточный лейкоз

Волосатоклеточный лейкоз – клиника, диагностика, лечение

Волосатоклеточный лейкоз – это опухолеподобное заболевание, характеризующееся появлением волосатых белых клеток, которые могут поражать различные органы, включая костный мозг. Ранее это заболевание считалось разновидностью хронического лимфобластного лейкоза, но с тех пор его выделили в отдельную названную форму.

Заболеваемость волосатоклеточным лейкозом очень низкая (1-2% от всех лейкозов). Средний возраст начала заболевания – 55 лет. Химические мутагены и генетическая предрасположенность являются важными причинами заболевания.

Клиническая картина определяется наличием и выраженностью панцитопении и соответствующих клинических синдромов (анемия, кровотечение, инфекционные осложнения) и спленомегалии (встречается у 90% пациентов). гепатомегалия выявляется у 50% пациентов, лимфаденопатия нетипична. аутоиммунные осложнения (артрит, васкулит, узловатая эритема) встречаются у 20% пациентов.

В периферической крови у 70% пациентов наблюдается полная гемоцитопения, часто с тяжелой нейтропенией (нейтрофилы менее 1 – 10 9 /л) и тромбоцитопенией (тромбоциты менее 50 – 10 9 /л). Умеренный лейкоцитоз встречается гораздо реже (не более 20 – 10 9 9 /л).

Мазки периферической крови показывают полиморфизм лимфоцитов: помимо типичных лимфоцитов, встречаются лимфоциты с “омоложенной” ядерной структурой и характерным цитоплазматическим ростом (“волосатые” или “пушистые”)”. Волосатые лимфоциты присутствуют в 90% случаев и лучше всего обнаруживаются при фазово-контрастной и электронной микроскопии.

Визуализация костного мозга показывает снижение количества гранулоцитов (до 15-20%) и увеличение лимфоцитов с волосатыми клетками. Аспираты костного мозга часто не удается получить из-за фиброза. Лапароскопическая биопсия гораздо более информативна и выявляет выраженный миелофиброз и лимфоидную гиперплазию.

Для диагностики важен характерный иммунофенотип опухолевых клеток: SIg+, CD19+, CD20+, CD22+, CD25+, CD79a+, CD5-, CD10-, CD23-. Диагноз подтверждается цитохимическим исследованием (яркая диффузная реакция на кислую фосфатазу, не подавляемая тартратом натрия). Специфических кариотипических изменений нет.

Высокая экспрессия циклина D1, не связанная с цитогенетическими [(t(11;14)] или молекулярно-генетическими аномалиями (перестройки BCL-1), присутствует у 50-75% пациентов и является типичной особенностью лимфом в зоне перекрытия.

Основными показаниями для начала лечения волосатоклеточного лейкоза являются. 1) Результаты анализа крови (гемоглобин ниже 80 г/л, абсолютное количество нейтрофилов ниже 1 – 10 9 /л, лейкоцитоз с большим количеством “волосатых” лимфоцитов). 2) Тяжелая рецидивирующая инфекция. 3) Спленомегалия с болью или дискомфортом.

Спленэктомия давно является основным методом лечения волосатоклеточного лейкоза. 70-80% пациентов отмечают значительное улучшение или нормализацию гематологических показателей после спленэктомии, но в большинстве случаев эффект сохраняется не более 2-3 лет.

При аутоиммунных осложнениях глюкокортикоиды высокоэффективны, но длительное их применение не улучшает долгосрочный исход и увеличивает количество инфекционных осложнений.

Цитостатическая терапия (обычно неопрен) также продлевает выживаемость, но применяется редко из-за начальной цитопении, часто сопровождающейся тяжелыми инфекционными осложнениями.

Интерферон-А уже более 20 лет успешно используется для лечения волосатоклеточного лейкоза. Стандартная доза этого препарата составляет 3 миллиона единиц в день в течение 4-6 недель. После достижения полной или частичной ремиссии (исчезновение или уменьшение более чем на 50% количества волосатых лимфоцитов в крови и костном мозге, размеров печени и селезенки; гемоглобин более 100 г/л, лейкоциты более 1,5-10 9 /л и тромбоциты более 75-10 9 /л) пациента переводят на поддерживающую терапию (3 млн МЕ 3 раза в неделю) и лечение продолжают в течение года.

Как и при других заболеваниях, в начале интерфероновой терапии часто возникает гриппоподобный синдром, который лечится с помощью НПВС и корректировки дозы. Иммуносупрессия также возможна при волосатоклеточном лейкозе, но очень редко требуется отмена интерферона-а.

Интерферон-а эффективен у 60-100% пациентов, и его также можно использовать при рецидиве заболевания. Интерферон показывает значительное улучшение результатов лечения. 5-летняя выживаемость составляет 30% без лечения, 60% после химиотерапии или спленэктомии и 90% при использовании интерферона-а.

Лечение пациентов с волосатоклеточным лейкозом пуриновым аналогом недавно доказало свою эффективность. Наибольший эффект был отмечен при использовании пентостатина и кларитромицина по сравнению с CLL. При использовании этих двух препаратов полная ремиссия достигается у 90-100% пациентов, а ее продолжительность обычно превышает 5 лет.

Каспарова Элина Артуровна -
Главный врач Поликлиники №19 (ГП 19 ДЗМ)
Приём населения:
пн. 15:00-20:00
чт. 09:00-12:00

ГБУЗ ЦЛО ДЗМ Аптечный пункт № 40-3
"Горячая линия" ГП №19: 8 (977) 851-57-76
109451, г. Москва, ул. Верхние поля, д. 34, корп. 4
Оцените статью
Поделиться с друзьями
Городская поликлиника №19 (ГБУЗ №19)
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector