В семейном анамнезе эпилепсия и другие болезни нервной системы

Z82.0 В семейном анамнезе эпилепсия и другие болезни нервной системы

Официальный сайт компании RLS®. Главная Энциклопедия лекарств и фармацевтического ассортимента товаров из Рунета. Справочник лекарств Rlsnet. ru предоставляет пользователям доступ к инструкциям, ценам и описаниям лекарственных средств, БАДов, изделий медицинского назначения, изделий медицинского назначения и других товаров. Фармакологический справочник включает информацию о составе и форме выпуска, фармакологическом действии, показаниях к применению, противопоказаниях, побочных эффектах, лекарственных взаимодействиях, способах применения препарата, фармацевтических компаниях. Медицинский справочник содержит цены на лекарства и фармацевтические препараты на рынке Москвы и других городов России.

Передача, копирование, распространение информации без разрешения ООО «РЛС-Патент», а также коммерческое использование материалов запрещены. При цитировании информационных материалов, опубликованных на страницах сайта www. rlsnet. ru, ссылка на источник информации обязательна.

© 2000-2022. РОССИЙСКИЙ РЕГИСТР ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ® РЛС ®

Внимание! Материалы сайта предназначены исключительно для медицинских и фармацевтических работников и носят справочно-информационный характер.

Детский церебральный паралич и эпилепсия: эпидемиология и этиология

Рассмотрены данные отечественной и зарубежной литературы о распространенности и этиологии детского церебрального паралича и эпилепсии (по отдельности и в сочетании). Роль различных этиологических факторов, значение генетических факторов и

Рассмотрены данные отечественной и зарубежной литературы по эпидемиологии и этиологии детского церебрального паралича и эпилепсии (отдельно и в сочетании). Рассмотрены роль этиологических факторов, влияние генетических факторов и метаболических причин, приводящих к формированию хронической патологии головного мозга.

Детский церебральный паралич (ДЦП) и эпилепсия являются важнейшими нозологическими группами в детской неврологии [1]. Оба указанных вида патологии центральной нервной системы (ЦНС) приводят к инвалидизации детей (до 18 лет) [2]. Шесть десятилетий назад BH Kirkman (1956) отметил неблагоприятный прогноз при сочетании детского церебрального паралича с эпилепсией [3].

По данным С. Ф. Курдыбайло (2010), в настоящее время в Российской Федерации распространенность детского церебрального паралича достигает 9 случаев на 1000 детей, что примерно в 2 раза выше, чем в европейских странах (4-5 случаев на 1000); в Швеции и Австралии детский церебральный паралич регистрируется на уровне 2,3 случая на 1000 детей [4]. В свою очередь распространенность эпилепсии в общей популяции колеблется от 4 до 10 случаев на 1000 жителей, а среди детей до 4-5% (то есть на порядок выше) [5]. Таким образом, распространенность детского церебрального паралича и эпилепсии в детской популяции вполне сопоставима.

Н. Дж. Спенсер и соавт. (2015) представили данные об ассоциации с неблагоприятными социально-экономическими последствиями хронических инвалидизирующих состояний здоровья в детском возрасте в высокоразвитых странах (систематический обзор и метаанализ) [6]. Для ДЦП отношение шансов (ОШ) составило 1,42 (95% доверительный интервал 1,26-1,91), а для эпилепсии 1,38 (95% доверительный интервал 1, 20-1,59), что подтверждает негативные социальные последствия ДЦП и эпилепсии у детей из стран с высоким уровнем дохода [6].

Одновременное наличие у детей детского церебрального паралича и эпилепсии отягощает прогноз обеих нозологических групп патологии, препятствует адекватной терапии и реабилитационному процессу, а также способствует снижению качества жизни этих больных. Не случайно E. Gajewska и соавт. (2014) подчеркивают наличие взаимосвязи между мануальными навыками, крупной моторикой и интеллектуальными навыками у детей с церебральным параличом и эпилепсией [7].

Одной из особых проблем сочетания детского церебрального паралича с эпилепсией является остеопороз и другие нарушения минеральной плотности костной ткани. По мнению E. Aronson и SB Stevenson (2012), это связано с ограниченной двигательной способностью и относительной недостаточностью опорно-двигательного аппарата у детей с описанными видами хронической коморбидности [8]. Другой причиной является прямое деминерализующее действие многих противоэпилептических препаратов на костную ткань [9]. При обследовании 113 больных методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии G. Coppola с соавт. (2012) обнаружили достоверное снижение показателей z-шкалы минеральной плотности костной ткани у больных ДЦП, эпилепсией и умственной отсталостью (у 70,2% больных против 42,5% у больных ДЦП и умственной отсталостью, а также против 11,5% – только с эпилепсией) [10]. В то же время наличие тетрапареза и выраженной интеллектуальной недостаточности достоверно коррелировало с выявленными нарушениями минеральной плотности костной ткани (р = 0,003) [10]. Примечательно, что S. Paticheep и соавт. (2015) среди 30 пациентов (в возрасте от 3 до 18 лет) с эпилепсией обнаружили дефицит витамина D и нарушение минеральной плотности костной ткани у 3 (10%) детей с сопутствующим детским церебральным параличом [9].

Хотя эпилепсия при ДЦП не редкость, до недавнего времени не было достоверных данных о частоте встречаемости сочетания этих хронических состояний. П. Сингхи и др. (2003) считают, что эпилепсия при ДЦП наблюдается примерно в трети случаев; однако часто бывает тяжелым и трудно поддающимся лечению (особенно у детей с умственной отсталостью) [11]. К такому выводу авторы приходят на основании результатов проспективного обследования 452 детей (в возрасте от 1 года до 14 лет) с детским церебральным параличом (использованные методы: физикальное и неврологическое обследование, подробный анамнез, электроэнцефалография, компьютерная томография, оценка социального фактора по Вайнленду). Шкала зрелости) [одиннадцать]. Из 452 больных активная эпилепсия выявлена ​​в 160 случаях (35,4.

Э. Анделл и соавт. (2015), изучавшие распространенность неспровоцированных (неспровоцированных) судорог и сопутствующих им нарушений неврологической функции/развития у детей в момент дебюта эпилептического припадка, указывают на то, что частота выявления этих явлений среди 766 пациентов в возрасте от 0 до 18 лет старых она колебалась от 30 до 204 случаев на 100 тыс человеко-лет, в среднем – 67 случаев на 100 тыс человеко-лет (данные исследования SIRE) [12]. В то же время шведские исследователи подчеркивают, что детский церебральный паралич чаще всего встречается у 5-летних детей [12]. В течение 6 мес после начала эпилепсии ДЦП чаще встречался у пациентов с рецидивирующими припадками [12].

По данным М. Л. Бандино и соавт. (2014), среди 818 пациентов (средний возраст 13,7 лет), отдохнувших в летнем лагере для детей с нарушениями развития, 32,3% страдали эпилепсией (из них 46,6% — ДЦП) [13]. При этом частота припадков у них была не менее 1 эпизода в неделю в 21,2% случаев, не менее 1 раза в сутки – в 13,3% случаев (по амнестическим показаниям отмечено развитие эпилептического статуса у 34,8% больных).) [13].

Больший интерес с точки зрения эпидемиологии детского церебрального паралича в сочетании с эпилепсией представляет работа E. Sellier et al. (2012), которые проанализировали данные 9654 детей с церебральным параличом, родившихся в период с 1976 по 1998 год и внесенных в 17 европейских реестров, входящих в сеть SCPE (Надзор за церебральным параличом в Европе) [14]. У 3424 (35%) детей наблюдались анамнестические указания на наличие эпилепсии; на момент регистрации 72% из них получали противоэпилептические препараты [15]. Частота детского церебрального паралича с эпилепсией составила 0,69 (99% доверительный интервал 0,66-0,72) на 1000 живорождений; в период с 1976 по 1983 г она увеличивалась в виде квадратичного тренда (позднее уменьшалась). Из особенностей неонатального периода, независимо связанных с[ эпилепсией].

Другие исследования, посвященные различным аспектам сочетания детского церебрального паралича с эпилепсией, были представлены в публикациях Н. Н. Омельченко (2010), Т. Т. Батышевой (2011), Н. Н. Савельевой (2011), О. В. Быковой и соавт. (2012), В. А. Калинин (2014), В. И. Гузева и О. В. Барлова (2014), М. Кнежевич-Поганцев (2010), Н. Зельник и др. (2010), К. С. Ву и соавт. (2013), HN El-Talawy et al. (2014) [15–24].

В систематическом обзоре S. McIntyre et al. (2013), о факторах риска церебрального паралича у доношенных новорожденных в развитых странах, представлены как минимум 10 факторов риска (некоторые из которых потенциально предотвратимы): аномалии плаценты, большие и малые врожденные дефекты, низкий вес при рождении, аспирация мекония, экстренное/инструментальное кесарево сечение, асфиксия при рождении, неонатальные судороги, респираторный дистресс-синдром, гипогликемия и неонатальные инфекции [25].

Патология периода гестации («акушерские побочные эффекты») напрямую связана с повышенным риском развития детского церебрального паралича [26]. Так, в ряде работ разные авторы выделяют этиопатогенетические факторы детского церебрального паралича, связанные с беременностью и периодом родов: JR Mann et al. (2009) – Инфекции мочевыводящих путей у матери, T. Yamada et al. (2012) – разрыв плаценты, JH Ellenberg and KB Nelson (2013) – родовая асфиксия, KM Strand et al. (2013) — преэклампсия [27–30].

Традиционным фактором, связанным с ДЦП, является недоношенность (преждевременное рождение). Гестационный возраст 2500 г; среди детей с массой тела при рождении от 1500 до 2499 г детский церебральный паралич встречается в 11,3 раза чаще [32]. Недоношенность (гестационный возраст.

Среди антенатальных и перинатальных неинфекционных факторов формирования различных форм детского церебрального паралича у доношенных детей K. Ahlin и соавт. (2013) рассматривают не менее 26 факторов риска, среди которых наиболее значимыми и встречающимися при всех формах заболевания (многофакторный анализ) были масса тела при рождении (коэффициент несогласия 0,54, 95% доверительный интервал 0,39–0,74), отсутствие живого отца (коэффициент несогласия 2,58, 95% доверительный интервал 1,11–5,97), пребывание новорожденных в отделении интенсивной терапии (коэффициент несогласия 4,43, 95% доверительный интервал 3,03–6,47), масса тела матери на 34-й неделе беременности (коэффициент несогласия 1,02, 95). % доверительный интервал 1,00–1,03), а также наличие так называемой «неонатальной энцефалопатии.

До 50% случаев детского церебрального паралича не имеют четко установленной этиологии, хотя этиологические факторы заболевания относительно многочисленны (пренатальные или внутриутробные, интранатальные, постнатальные, в зависимости от периода неблагоприятного воздействия на ЦНС) [34 – 36]. Этиологические факторы риска детского церебрального паралича делят на врожденные (нарушения развития, пороки/аномалии развития, синдромальные состояния и др.) или приобретенные (гипоксия, ишемия, травма, TORCH-инфекции и др.) [23, 36, 37].

Рассмотрены следующие пренатальные факторы детского церебрального паралича (нарушения физиологического течения беременности на различных сроках беременности: угроза прерывания беременности, маточные кровотечения, нарушения плацентарного кровообращения, токсикоз, нефропатия, неукротимая рвота, предлежание и/или отслойка плаценты, инфекции мочеполовая система, хроническая внутриутробная гипоксия и др.; осложнения в родах: слабые роды, затяжные и/или стремительные роды, тазовое предлежание плода, длительный безводный промежуток, длительный период стояния головки плода в родовых путях. 26,38 Риск развития детского церебрального паралича увеличивается (до 40%) при наличии у матерей репрезентативной группы острых или хронических экстрагенитальных заболеваний (пороки сердца, артериальная гипертензия, анемия, сахарный диабет, ожирение и др.) [26] .Другие пренатальные факторы риска включают (физические) травмы во время беременности, профессиональные вредности матери, употребление алкоголя и/или наркотиков, прием лекарств во время беременности, стресс и психологический дистресс [38].

Дж. Сюэ и соавт. (2013) среди основных материнских факторов риска развития детского церебрального паралича (во время беременности), выявленных при многофакторном анализе, следующие: возраст матери ≥ 35 лет (коэффициент несогласия 4,172, 95% доверительный интервал 1,670–10,426, p

Заболеваемость ДЦП при многоплодной беременности в 6-7 раз выше, чем при одноплодной, достигая в среднем 8-9 случаев на 1000 новорожденных. По данным зарубежных исследователей, при рождении тройни ожидаемая частота ДЦП составляет 28 случаев на 1000 живорождений [40].

Среди интранатальных факторов детского церебрального паралича приоритет отдается тазовому предлежанию плода, интранатальной асфиксии, родовой травме, затянувшемуся течению родового периода, родовой лихорадке [32, 38, 41]. Постнатальные факторы ДЦП включают инфекционные, гипоксически-ишемические и травматические [23, 35, 39].

Немалое значение в формировании детского церебрального паралича имеют врожденные аномалии развития ЦНС, возникшие в период эмбрионального или внутриутробного развития (порэнцефалия, гидроанэнцефалия, мультиокулярная кистозная энцефалопатия, прозэнцефалия, аринэнцефалия, голопрозэнцефалия, септооптическая дисплазия, кольпоцефалия, агенезия мозолистого тела, генетическая и вторичная микроцефалия, истинная мегалэнцефалия, гемимегалэнцефалия, пороки развития коры головного мозга — полимикрогирия, агирия и пахигирия; шизэнцефалия, агенезия червя или полушарий мозжечка, врожденная гидроцефалия и др.) [42, 43.]. Кроме того, инфекции (нейроинфекции, внутриутробные инфекции, неонатальный сепсис), внутричерепные кровоизлияния, нарушения мозгового кровообращения (плодовые, перинатальные, неонатальные.

Согласно новой этиопатогенетической концепции, детский церебральный паралич в ряде случаев является генетически опосредованным (менделевское наследование или результат экспрессии изолированных отдельных генов) [44, 45]. Предполагается, что значительная часть больных ДЦП имеет предрасположенность к аплазии/гипоплазии нервной ткани, а косвенные генетические факторы могут играть важную роль в предрасположенности к перинатальному и/или постнатальному дебюту ДЦП. Выявлены генетическая гетерогенность, аутосомно-рецессивный и доминантный типы наследования заболевания. Не исключена и возможность существования форм ДЦП, сцепленных с Х-хромосомой.

М. Э. О’Каллаган и соавт. (2009) представили первый систематический обзор геномной основы церебрального паралича [44]. Это указывает на то, что церебральный паралич связан с несколькими генами-кандидатами. Обобщая данные об одиночных нуклеотидных последовательностях (SNP), связанных с ДЦП, авторы выделяют четыре категории генов-кандидатов: 1) тромбофильные, 2) цитокиновые, 3) связанные с алипопротеином Е и 4) другие SNP, связанные с физиологией/ патофизиология сердечно-сосудистой системы и функции иммунной системы. Среди наиболее вероятных генов-кандидатов церебрального паралича авторы перечисляют следующие: фактор V Лейдена, метилентетрагидрофолатредуктаза, лимфотоксин-α, фактор некроза опухоли-α, eNOS и маннозо-связывающий лектин [45].

B. Resch и WD Müller (2010) считают, что полиморфизм IL-6-174 SS связан с хориоамнионитом и церебральным параличом [46]. YW Wu и соавт. (2011) и Д. Ву и соавт. (2011) представили работы, рассматривающие гены-кандидаты в связи с риском развития церебрального паралича (популяционное исследование) и ассоциацию генетических полиморфизмов с церебральным параличом (данные метаанализа) [47, 48].

При анализе генетических аспектов детского церебрального паралича E. Mercuri (2012) обращает внимание на тромбофильные генетические факторы, L. Arenas-Sordo Mde et al. (2012) – Factor V Leiden, E. Lien et al. (2013) и M. O’Callaghan (2013) о полиморфизмах аполипопротеина Е [49–52].

М. Джукич и соавт. (2009) указывают на генетическую предрасположенность к вирусам у плода, что способствует повышенному риску развития детского церебрального паралича (на основании изучения генетических полиморфизмов цитокинов – толл-подобного рецептора-4 Asp299 Gly, IL-6G-174C, IL -4С-589Т) [53].

Среди факторов, связанных с развитием эпилепсии и ее неблагоприятным прогнозом при ДЦП, GG Mert и соавт. (2011), обследовавших 42 детей (1-я группа) с ДЦП и 56 больных эпилепсией (2-я группа), выделяют (данные однофакторного анализа): неонатальные судороги, патологические изменения (эпилептиформные) на ЭЭГ, политерапию и необходимость длительного применения противоэпилептических препаратов [54]. Кроме того, логистический регрессионный анализ показал, что неонатальные судороги, семейный анамнез эпилепсии у членов семьи пациента и умственная отсталость являются сильными и независимыми предикторами развития эпилепсии при церебральном параличе [54].

Судороги в неонатальном периоде являются одной из причин детского церебрального паралича и/или эпилепсии. При ретроспективном анализе карт 120 доношенных детей с неонатальными судорогами J. Garfinkle и MI Shevell (2011) выявили 37 больных церебральным параличом (31%) с эпилепсией и 38 детей (32%) с эпилепсией [55].

Недоношенность также является одним из факторов, определяющих возникновение эпилепсии у детей [56]. По большей части факторы, связанные с формированием ДЦП, можно экстраполировать на развитие эпилепсии в детском возрасте [57]. В этом случае можно говорить о каждом из этих заболеваний в отдельности и их сочетании.

Относительно «экзотическими» (необычными) причинами ДЦП+эпилепсии можно считать такие факторы, как ожирение во время беременности, — MD Crisham Janik et al. (2013), C. Pan et al. (2014), а также назначение антибиотиков будущим матерям во время беременности WH Meeraus et al. (2015) [58–60].

В качестве редкой клинической ситуации следует рассматривать случаи детского церебрального паралича в сочетании с эпилепсией и выраженной умственной отсталостью у больных с синдромом микродупликации 3q29, представленные A. Fernández-Jaén et al. (2014) [61]. Столь же редки медленные псевдопериодические латеральные эпилептиформные разряды при бессудорожном эпилептическом статусе на фоне церебрального паралича, впервые описанные YZ Imam et al. (2014) [62]. По данным B. Neville (2010), эпилепсия более вероятна при гемиплегической форме ДЦП, сформировавшейся после перинатального артериального инсульта [63].

В последние годы все больше внимания уделяется проблеме наследственной метаболической эпилепсии [64]. Так, S. Rahman (2015) указывает на роль митохондриальной патологии в развитии эпилепсии и эпилептического статуса [65]. С. Мохамед и др. (2015) подчеркивают роль пероксисомальных заболеваний, некетотической гиперглицинемии, болезни Менкеса, нейронального цероидного липофусциноза, дефицита биотинидазы и других нейрометаболических нарушений как основной причины эпилепсии у детей раннего возраста [66]. В исследовании, представленном S. Mercimel-Mahmutoglu et al. (2015), двигательные расстройства и эпилепсия были обусловлены наследственной патологией нейротрансмиттеров (нарушение метаболизма дигидроптеридинредуктазы, 6-пирувоилтетрагидроптеринсинтазы.

Таким образом, имеется значительная полиэтиологическая гетерогенность причин, приводящих к ДЦП и/или эпилепсии, но в подавляющем большинстве эти факторы можно считать одинаковыми для обеих групп патологии. Это обстоятельство частично подтверждается данными систематических обзоров и метаанализов этиологических факторов при одновременном сосуществовании ДЦП с эпилепсией.

  1. Айкарди Дж. Заболевания нервной системы у детей/Пер. Английского. Проценко Т. С., Барашкова С. В., изд. Скоромца ААТ издание 1. М: Изд-во БИНОМ-Панфилов, 2013. 568 с.
  2. Колвер А., Фэрхерст С., Фараон П. О. Детский церебральный паралич // Lancet. 2014; 383 (9924): 1240–1249.
  3. Киркман Б. Х. Эпилепсия и церебральный паралич // Arch Dis Child. 1956 год; 31 (155): 1–7.
  4. Курдыбайло С. Ф. Клинико-функциональная характеристика детского церебрального паралича гл. 4 в части III книги: Физическая реабилитация инвалидов с травмами опорно-двигательного аппарата / Под ред. Евсеева С. П и Курдыбайло СФМ: Советский спорт. 2010. 199–200.
  5. Шнейдер Н. А., Шаповалова Е. А., Шарави Л. К., Садыкова А. В., Дмитриенко Д. В. Детская эпилепсия: эпидемиология, особенности течения // Вестник Клинической больницы № 51. 2010; Том III (10): 32–37.
  6. Спенсер Н. Дж., Блэкберн С. М., Рид Дж. М. Хронические инвалидизирующие состояния в детстве и социально-экономическое неблагополучие: систематический обзор и метаанализ обсервационных исследований // BMJ Open. 2015 г.; 5(9): e007062.
  7. Gajewska E., Sobieska M., Sambrowski W. Связь между ручными навыками, крупной моторикой, эпилепсией и умственными способностями у детей с церебральным параличом // Iran J Child Neurol. 2014; 8(2):45–52.
  8. Аронсон Э., Стивенсон С. Б. Здоровье костей у детей с церебральным параличом и эпилепсией // J Pediatr Health Care. 2012 г.; 26(3): 193–199.
  9. Patichep S., Chotipanich C., Khusiwiali K., Wichaporn A., Khongsaengdao S. Противоэпилептические препараты и здоровье костей у тайских детей с эпилепсией // J Med Assoc Thai. 2015 г.; 98(6): 535–541.
  10. Coppola G., Fortunato D., Mainolfi C., Porcaro F., Roccaro D., Signoriello G., Operto FF, Verrotti A. Минеральная плотность костной ткани у детей и подростков с церебральным параличом и умственной отсталостью с эпилепсией или без нее // Эпилепсия. 2012 г.; 53 (12): 2172–2177.
  11. Сингхи П., Джагирдар С., Ханделвал Н., Малхи П. Эпилепсия у детей с церебральным параличом // J. Child Neurol. 2003. 18(3): 174–179.
  12. Анделл Э., Томсон Т., Карлссон С., Хеллебро Э., Андерссон Т., Аделоу С., Амарк П. Частота неспровоцированных приступов и возникновение сопутствующих заболеваний нервной системы у детей во время их первого эпилептического припадка и во время последующие шесть месяцев // Epilepsia Res., 2015; 113:140–150.
  13. Бандино М. Л., Гарфинкле Р. А., Цикерфуз Б. А., Се Д. Т. Эпилепсия в летнем лагере для детей и молодежи с отклонениями в развитии: 3-летний опыт // Мил. Лекарство. 2014; 179(1): 105–110.
  14. Sellier E., Uldall P., Calado E., Sigurdardottir S., Torrioli MG, Platt MJ, Cans C. Эпилепсия и церебральный паралич: характеристики и тенденции у детей, родившихся в 1976–1998 гг. // Eur J Paediatr Neurol. 2012 г.; 16(1): 48–55.
  15. Омельченко Н. Н. Эпилепсия у детей с детским церебральным параличом (частота, факторы риска, клинико-нейрофизиологическая и биохимическая характеристика) абстрактный дис. …ЦМС Иркутск, 2010. 26 с.
  16. Батышева Т. Т., Платонова А. Н., Быкова О. В. Эпилептические синдромы при детском церебральном параличе // Эпилепсия. 2011 г.; 2:10–14.
  17. Савельева Н. Н. Особенности течения эпилепсии у больных детским церебральным параличом абстрактный дис. … смс Саратов, 2011. 26 стр.
  18. Быкова О. В., Платонова А. Н., Балканская С. В., Батышева Т. Т. ДЦП и эпилепсия: подходы к лечению и реабилитации // Жневрол психиатрия. 2012 г.; Том 112(7): 64–70.
  19. Калинин В. А. Клинико-электрофизиологическая характеристика и течение эпилепсии в разных возрастных группах абстрактный дис. … Доктор медицины Самара, 2014. 46 стр.
  20. Гузева В. И., Барлова О. В. ДЦП и симптоматическая эпилепсия // Жизнь с ДЦП. Проблемы и решения. 2014; 3:10–12.
  21. Кнежевич-Поганцев М. Детский церебральный паралич и эпилепсия // Медпрегл. 2010 г.; 63 (7–8): 527–530.
  22. Зельник Н., Конопницкий М., Беннет-Бак О., Кастель-Дойч Т., Тирош Э. Факторы риска эпилепсии у детей с церебральным параличом // Eur J Paediatr Neurol. 2010 г.; 14(1): 67–72.
  23. Wu CS, Pedersen LH, Miller JE, Sun Y., Streja E., Uldall P., Olsen J. Риск церебрального паралича и детской эпилепсии, связанный с инфекциями до или во время беременности // PLoS One. 2013; 8(2): e57552.
  24. Эль-Талави Х. Н., Фаргали В. М., Шехата Г. А., Бадри Р., Рагех Т. А. Эпилептические и когнитивные изменения у детей с церебральным параличом: египетское исследование // Neuropsychiatr Dis Treat. 2014; 10:971–975.
  25. Макинтайр С., Тайц Д., Кио Дж., Голдсмит С., Бадави Н., Блэр Э. Систематический обзор факторов риска церебрального паралича у детей, родившихся в срок в развитых странах // Dev Med Child Neurol. 2013; 55(6): 499–508.
  26. Gilbert WM, Jacoby BN, Xing G., Danielsen B., Smith LH Неблагоприятные акушерские события связаны со значительным риском развития церебрального паралича // Am J Obstet Gynecol. 2010 г.; 203(4):328.
  27. Mann JR, McDermott S., Bao H., Bersabe A. Материнская мочеполовая инфекция и риск церебрального паралича // Dev Med Child Neurol. 2009 г.; 51(4): 282–288.
  28. Ямада Т., Ямада Т., Морикава М., Минаками Х. Клинические особенности отслойки плаценты как основной причины детского церебрального паралича // Early Hum Dev., 2012; 88(11): 861–864.
  29. Элленберг Дж. Х., Нельсон К. Б. Связь церебрального паралича с асфиксией при рождении: трясина определений // Dev Med Child Neurol. 2013; 55(3): 210–216.
  30. Странд К. М., Хеймстад Р., Иверсен А. С., Аустгулен Р., Лидерсен С., Андерсен Г. Л., Иргенс Л. М., Вик Т. Медиаторы связи между преэклампсией и церебральным параличом: популяционное когортное исследование // BMJ. 2013; 347:f4089.
  31. Бейно Г., Хошнуд Б., Камински М., Пьерра В., Марре С., Матис Дж., Ледесер Б., Тириес Г., Фрессон Дж., Розе Дж. К., Зупан-Симунек В., Арно С., Бурге А., Ларрок Б., Бреар Г., Ancel PY Исследовательская группа EPIPAGE. Предикторы церебрального паралича у глубоко недоношенных детей: популяционное проспективное когортное исследование EPIPAGE // Dev Med Child Neurol. 2010 г.; 52(6): e119–25.
  32. Де Хесус Л. С., Паппас А., Шанкаран С., Ли Л., Дас А., Белл Э. Ф., Столл Б. Дж., Лаптук А. Р., Уолш М. С., Хейл Э. К., Ньюман Н. С., Бара Р., Хиггинс Р. Д. Юнис Кеннеди Шрайвер Национальный институт Сеть неонатальных исследований в области здоровья и развития человека. Исходы для маловесных для гестационного возраста детей, рожденных на сроке гестации
  33. Мостер Д., Уилкокс А. Дж., Фоллсет С. Е., Маркестад Т., Ли Р. Т. Детский церебральный паралич между доношенными и переношенными родами // JAMA. 2010 г.; 304(9): 976–982.
  34. Алин К., Химмельманн К., Хагберг Г., Кацеровски М., Кобо Т., Веннерхольм У. Б., Якобссон Б. Неинфекционные факторы риска развития различных типов детского церебрального паралича у доношенных детей: анализ случаев на основе доказательств Контроль исследование населения // БЖОГ. 2013; 120(6): 724–731.
  35. Ahlin K., Himmelmann K., Hagberg G., Kacerovsky M., Cobo T., Wennerholm UB, Jacobsson B. Детский церебральный паралич и перинатальная инфекция у доношенных детей // Акушер-гинеколог. 2013; 122(1): 41–49.
  36. Бадави Н., Кио Дж. М. Причинно-следственные связи при церебральном параличе // J Paediatr Child Health. 2013; 49(1):5–8.
  37. Perez A., Ritter S., Brotschi B., Werner H., Caflisch J., Martin E., Latal B. Отдаленные исходы развития нервной системы при гипоксически-ишемической энцефалопатии // J Pediatr. 2013; 163(2): 454–459.
  38. Солеймани Ф., Вамеги Р., Биглариан А. Пренатальные и интранатальные факторы риска церебрального паралича у доношенных и почти доношенных новорожденных // Arch Iran Med., 2013; 16(4): 213–236.
  39. Xue J., Chen LZ, Xue L., Zhou Q. Метаанализ факторов риска детского церебрального паралича во время беременности // Zhongguo Dang Dai Er Ke Za Zhi. 2013; 15(7): 535–540.
  40. Бликштейн И. Детский церебральный паралич при многоплодной беременности // Dev Med Child Neurol. 2002 г.; 44(5): 352–355.
  41. Абдуллахи Х., Сатти М., Райис Д. А., Имам А. М., Адам И. Интранатальный и церебральный паралич в Хартуме, Судан // BMC Res Notes. 2013; 6:163.
  42. Кирби Р. С. Детский церебральный паралич и врожденные аномалии: какова система отсчета? // Dev Med Child Neurol. 2012 г.; 54(8): 677–678.
  43. Рэнкин Дж., Канс С., Гарне Э., Колвер А., Долк Х., Улдалл П., Амар Э., Крагелох-Манн И. Врожденные аномалии у детей с церебральным параличом: исследование сцепления регистры // Dev Med Child Neurol. 2010 г.; 52(4): 345–351.
  44. О’Каллаган М. Э., Макленнан А. Х., Хаан Э. А., Деккер Г. Южно-Австралийская исследовательская группа по церебральному параличу. Геномная основа детского церебрального паралича: огромный систематический обзор литературы // Hum Genet. 2009 г.; 126(1): 149–172.
  45. O’Callaghan ME, MacLennan AH, Gibson CS, McMichael GL, Haan EA, Broadbent JL, Baghurst PA, Goldwater PN, Dekker GA Австралийская совместная исследовательская группа по церебральному параличу. Генетический и клинический вклад в церебральный паралич: многофакторный анализ // J Paediatr Child Health. 2013; 49(7): 575–581.
  46. Resch B., Müller WD Полиморфизм интерлейкина-6–174CC связан с клиническим хориоамнионитом и церебральным параличом // Ann Neurol. 2010 г.; 68(5): 768–769.
  47. Ву Ю. В., Кроен Л. А., Вандерверф А., Гельфанд А. А., Торрес А. Р. Гены-кандидаты и риск церебрального паралича: популяционное исследование // Педиатрические исследования, 2011; 70(6): 642–646.
  48. Wu D., Zou YF, Xu XY, Feng XL, Yang L., Zhang GC, Bu XS, Tang JL Связь генетических полиморфизмов с церебральным параличом: метаанализ // Dev Med Child Neurol. 2011 г.; 53(3): 217–225.
  49. Mercuri E. Детский церебральный паралич, травма головного мозга и генетические тромбофилические факторы // Dev Med Child Neurol. 2012 г.; 54(2):100.
  50. Аренас-Сордо Мде Л., Завала-Эрнандес К., Касиано-Росас К., Рейес-Мальдонадо Э., Риос К., Эрнандес-Самора Э., Дель Валье-Кабрера М. Г., Ямамото-Фурушо Дж. К. Лейден Фактор V и спастичность детский церебральный паралич у мексиканских детей // Genet Test Mol Biomarkers. 2012 г.; 16(8): 978–980.
  51. Lien E., Andersen GL, Bao Y., Gordish-Dressman H., Skranes JS, Vik T., Blackman JA Полиморфизмы аполипопротеина E и тяжесть церебрального паралича: перекрестное исследование у 255 детей в Норвегии // Dev Med Child Нейрол. 2013; 55(4): 372–377.
  52. О’Каллаган М. Аполипопротеин Е и генетика церебрального паралича: куда двигаться дальше? // Dev Med Child Neurol. 2013; 55(4): 302–303.
  53. Джукич М., Гибсон С. С., Макленнан А. Х., Голдуотер П. Н., Хаан Э. А., МакМайкл Г., Прист К., Деккер Г. А., Хейг В. М., Чан А., Рудзки З., Ван Эссен П., Хонг Т. И., Мортон М. Р., Раньери Э., Скотт Х, Tapp H., Casey G. Генетическая восприимчивость к вирусному воздействию может увеличить риск церебрального паралича // Aust NZJ Obstet Gynaecol. 2009 г.; 49(3): 247–53.
  54. Мерт Г. Г., Инджечик Ф., Алтунбасак С., Хергунер О., Мерт М. К., Кирис Н., Унал И. Факторы, влияющие на развитие эпилепсии и прогноз эпилепсии при детском церебральном параличе // Педиатрическая неврология. 2011 г.; 45(2): 89–94.
  55. Гарфинкл Дж., Шевелл М. И. Детский церебральный паралич, задержка развития и эпилепсия после неонатальных судорог // Педиатрическая неврология. 2011 г.; 44(2): 88–96.
  56. Везулис З. А., Индер Т. Е., Вудворд Л. Дж., Буз Б., Вавассер С., Матур А. М. Ранние электрографические припадки, черепно-мозговая травма и риск неврологического развития у глубоко недоношенных детей // Педиатрические исследования, 2014; 75(4): 564–569.
  57. Леви-Закс А., Поллак Ю., Бен-Пази Х. Факторы риска детского церебрального паралича и их влияние на психопатологию // Neurol Res., 2014; 36(1): 92–94.
  58. Crisham Janik MD, Newman TB, Cheng YW, Xing G., Gilbert WM, Wu YW Материнская диагностика ожирения и риск церебрального паралича у детей // J Pediatr. 2013; 163 (5): 1307–1312.
  59. Crisham Janik MD, Newman TB, Cheng YW, Xing G., Gilbert WM, Wu YW Материнская диагностика ожирения и риск церебрального паралича у детей // J Pediatr. 2013; 163 (5): 1307–1312.
  60. Мираус В. Х., Петерсен И., Гилберт Р. Связь между назначением антибиотиков при беременности и церебральным параличом или эпилепсией у доношенных детей: когортное исследование с использованием Health Improvement Network // PLos One. 2015; 10(3): e0122034.
  61. Фернандес-Хаен А., Кастелланос Мдель К., Фернандес-Перроне А. Л., Фернандес-Майоралас Д. М., де ла Вега А. Г., Каллеха-Перес Б., Фернандес Э. К., Альберт Дж., Мэн М. С. Детский церебральный паралич, эпилепсия и тяжелая умственная отсталость у пациента с синдромом микродупликации 3q29 // Am J Med Genet A. 2014; 164А(8): 2043–2047.
  62. Imam YZ, Deleu D., Mearaoua B., D’Souza A., Al Halil H., Kaplan PW Медленные псевдопериодические латеральные эпилептиформные разряды при бессудорожном эпилептическом статусе у пациента с церебральным параличом и большой центральной менингиомой // Epilepsy Behav Case Rep. 2014; 2: 179–183.
  63. Невилл Б. Эпилепсия при гемиплегическом церебральном параличе вследствие перинатального артериального ишемического инсульта // Dev. ChildMedicine. Нейрол. 2010 г.; 52(11): 982.
  64. Жемчуг PL (ред.). Наследственные метаболические эпилепсии. Нью-Йорк: ООО «Демос Медикал Паблишинг». 2013; 356 стр.
  65. Рахман С. Патофизиология митохондриального заболевания, вызывающего эпилепсию и эпилептический статус // Epilepsy Behav. 2015 г.; 49:71–75.
  66. Мохамед С., Эль Мелеги Э. М., Талаат И., Хосни А., Абу-Амеро К. К. Эпилепсия раннего детства, связанная с нейрометаболическими нарушениями: опыт единого центра в Саудовской Аравии // Педиатр-неонатол. 2015 г.; 56(6): 393–401.
  67. Мерцимель-Махмутоглу С., Сидки С., Хайленд К., Патель Дж., Доннер Э. Дж., Логан В., Мендоза-Лондоно Р., Мохарир М., Райман Дж., Шульце А., Суривардена К., Юн Г., Кириакопулоу Л. Распространенность наследственных нейротрансмиттерных нарушений у пациентов с двигательными расстройствами и эпилепсией: ретроспективное когортное исследование // Orphanet J Rare Dis. 2015 г.; 10:12.

В. М. Студеникин 1 , доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН А. А. Букш Л. М. Кузенкова, доктор медицинских наук, профессор Куренков А. Л., доктор медицинских наук

Каспарова Элина Артуровна -
Главный врач Поликлиники №19 (ГП 19 ДЗМ)
Приём населения:
пн. 15:00-20:00
чт. 09:00-12:00

ГБУЗ ЦЛО ДЗМ Аптечный пункт № 40-3
"Горячая линия" ГП №19: 8 (977) 851-57-76
109451, г. Москва, ул. Верхние поля, д. 34, корп. 4
Оцените статью
Поделиться с друзьями
Городская поликлиника №19 (ГБУЗ №19)
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector